Статья опубликована в № 2265 от 23.12.2008 под заголовком: От редакции: Обратная зависимость

От редакции: Обратная зависимость

Непосредственное участие государства в экономике приводит к ослаблению одной из важнейших функций государства – регулирующей. Об этом противоречии полезно помнить, спасая рынки и компании в период кризиса.

В свежем докладе «Инфраструктура корпоративного управления в России» Standard & Poor’s (S&P) констатирует, что стандарты корпоративного управления постепенно повышаются. Правда, до последнего времени вызвано это было главным образом необходимостью привлекать инвестиции: в 2006 г. IPO на мировых рынках провели 14 российских компаний на общую сумму $16,3 млрд, в 2007-м – тоже 14 на сумму $18,7 млрд. На международных биржах сейчас торгуется 60 российских компаний.

«Индекс информационной прозрачности» S&P, основанный на средних показателях раскрытия информации крупнейшими публичными российскими компаниями, повысился с 34% в 2002 г. до 56% в 2008 г., а охват увеличился с 42 до 90 компаний – тоже в основном в результате IPO. Даже при отсутствии связанных с IPO обязательств большинство крупных компаний составляют отчетность по МСФО или американским стандартам для улучшения доступа к источникам капитала: 82% крупных публичных компаний опубликовали аудированную отчетность по международным стандартам за 2007 г. к середине августа 2008 г. В 2004 г. таких компаний было 52%, в 2002 г. – 36%. МСФО получают распространение и среди компаний, акции которых не обращаются на иностранных рынках, поскольку этого часто требуют банки при открытии кредитных линий. Отчетность по МСФО распространена среди крупных банков и банков, которые проводят международные операции.

Но все это – докризисные достижения, которые сейчас проверяются на прочность. За время относительного процветания в России создано около 300 публичных компаний. Лишь 90 компаний имеют умеренные или высокие показатели ликвидности акций. По данным исследования S&P и Российской экономической школы, 56 из этих 90 компаний принадлежат крупным акционерам, еще 24 компании имеют одного или нескольких блокирующих акционеров. Риски смены контроля очень невелики и не оказывают дисциплинирующего влияния на менеджмент компаний. Государству напрямую или опосредованно принадлежат контрольные пакеты акций 20 из 90 крупнейших публичных компаний. Еще в девяти компаниях у государства блокпакет.

Рыночная стоимость компаний с госучастием составляет 57% капитализации этих 90 компаний. В условиях кризиса – и методов спасения экономики с помощью госкомпаний и госкорпораций – госпакет только растет.

S&P отмечает присутствие всех типовых проблем госуправления: систематическое смешение функций акционера и регулятора (противоречит принятому ОЭСР основному принципу корпоративного управления для компаний с госучастием), бюрократизм при принятии решений, неразвитость и непрозрачность практики привлечения независимых директоров. Еще сложнее дело обстоит с получившими большие активы госкорпорациями из-за «слабых механизмов надзора, низких требований к раскрытию информации и нечетких критериев эффективности с позиций внешних инвесторов».

Необходимость усиления роли государства в экономике признается сейчас всеми экономистами и правительствами, но не как непосредственного субъекта экономики, а как жесткого регулятора. Россия же, по мнению S&P, отстает от наиболее развитых стран и в значительной степени от стран группы БРИК. В полной мере регуляторные нормы в отношении корпоративного управления в России затрагивают всего 26 (компании, которые включены нашими биржами в основные котировальные листы) из более чем 300 публичных компаний. В Индии они затрагивают все публичные компании (их более 5000), в Бразилии – около 100 крупнейших.

МСФО у нас внедряется гораздо медленнее, чем в Индии, Бразилии и Китае. Контролируемые государством компании проявляют особое нежелание передать контроль над процессом аудита независимым членам совета директоров.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать