Статья опубликована в № 2270 от 30.12.2008 под заголовком: От редакции: Горькое похмелье

От редакции: Горькое похмелье

Накопив к началу 2008 г. значительный экономический потенциал, Россия получила отличный шанс для модернизации. Внешняя конъюнктура в начале 2008-го оставалась благоприятной, цена на нефть росла, а с ней и ВВП, и резервные фонды, и доходы граждан. Центральная власть в начале года полностью реализовала планы своего укрепления, и ничто не смогло бы ей помешать реализовать появившиеся возможности. Кроме ее самой. Увы, оказалось, что другого метода, кроме как копить доходы от продажи сырья, у власти нет. Поэтому мировой кризис, уронив цену на нефть, уронил и российскую экономику. Россия принялась срочно тратить резервы, затыкая дыры. Насколько эффективно будет потрачено накопленное, покажет год 2009-й. Если эффективно – год просто будет сложным. Если нет – он станет началом тяжелого периода.

Политическая инерция

В 2008 г. была успешно проведена операция «преемник» – президентом стал Дмитрий Медведев, Владимир Путин переместился в премьерское кресло. Первая в постсоветской истории своевременная передача полномочий от одного президента к другому продемонстрировала устойчивость действующей системы.

Предвыборные заявления Дмитрия Медведева демонстрировали возможность модернизации, перехода от сырьевой экономики к инновационной при обеспечении верховенства права и защиты собственности. Либеральные декларации остались декларациями.

На фоне благостной ситуации в экономике Россия начала самоутверждаться в мире. Кремль внешне легко пошел на конфликт с Западом по поводу расширения НАТО и американской системы ПРО. Росту патриотических настроений послужили многочисленные спортивные победы начала года. Но Пекинская олимпиада триумфом российской сборной не стала, вообще потерявшись на фоне войны с Грузией. Жесткий ответ Москвы на действия Тбилиси без понятного мировому сообществу объяснения не только усилил конфликт с Западом, но и ускорил бегство капитала из России. Запад фактически «простил» России войну, занятый своей войной с кризисом. Надежда на Россию и других лидеров развивающегося мира как спасителей с большим запасом резервов подпитывала и самоуверенность российского руководства, до последнего не желавшего замечать, что кризис пришел и к нам.

Даже предложенное в ноябре Медведевым сенсационное изменение Конституции, увеличивающее полномочия президента и парламента, выглядело как ранее запланированный (вместе с Путиным) шаг, как часть плана по консервации власти.

Экономическое похмелье

В первой половине года нефть дорожала, достигнув в июле исторического максимума – $147,27 за баррель WTI ($140,6 за баррель Urals (спот). Индекс РТС к 19 мая вырос до 2487,9 пункта. Доллар 16 июля стоил всего 23,1255 руб. Российские власти охотно мечтали о том, что рубль станет новой резервной валютой, а Москва – новым мировым финансовым центром. Их мечты подкрепляло разделяемое многими западными экономистами убеждение, что мировой кризис мало затронет развивающиеся страны, особенно обладающие запасами сырья.

Уверенность переросла в самоуверенность. Крупнейшие падения российского фондового рынка в 2008 г. были вызваны решениями властей: сначала – обещанием премьера «послать доктора» к руководству компании «Мечел», затем – началом войны с Грузией. Кризис все-таки пришел и оказался сильным. Индекс РТС за год упал в 3,5 раза, или на 72%. Российский фондовый рынок потерял в 2008 г. больше, чем какой-либо другой. В декабре баррель нефти WTI стоил в среднем $42, а Urals – $38,4. Доллар сейчас стоит 29,23 руб. (исключительно благодаря «плавной девальвации», на которую ЦБ потрачено немало резервов). Чистый отток капитала по итогам года, по оценке ЦБ, составит $100 млрд (в 2007 г. был чистый приток в $82 млрд).

В ситуации кризиса власти начали срочно тратить накопленное – помощь экономике идет из бюджета, международных резервов, Фонда национального благосостояния, с баланса ЦБ. В 2009 г. Россию впервые за несколько лет ожидает дефицит бюджета: министр финансов Алексей Кудрин оценил его в 1,5–2,5 трлн руб., которые придется брать из резервного фонда.

Антикризисные меры показывают разную эффективность. Поддержка банковской системы позволила избежать массового оттока вкладов, как и их потери. Но средства на поддержку реального сектора в банках задержались. Способы поддержки промышленности стали явно протекционистскими, что снижает социальную напряженность сегодня, но затянет и усложнит выход из кризиса завтра. «Плавная девальвация» ведет к большой трате резервов, снижая возможности экспортеров.

В декабре начала расти безработица, а реальные доходы населения – падать. Был нарушен негласный договор между государством и обывателями, при котором первое гарантировало вторым возможность роста потребления в обмен на невмешательство в политику.

Невыполненное задание

Жесткая централизованная модель власти не стала инструментом внедрения прогрессивных новаций. Стало ясно, что она не способна быстро реагировать на вызовы кризиса. Не в последнюю очередь – из-за того, что не имеет нормальной обратной связи с обществом.

Разогнанные митинги в Приморье из-за повышения импортных пошлин на автомобили показали, что выберет власть в случае народных волнений. Существующая политическая конструкция готова к зачистке недовольных, но не готова к модернизации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать