Статья опубликована в № 2293 от 10.02.2009 под заголовком: От редакции: Головная боль

От редакции: Головная боль

Четверо молодых российских ученых – врач Евгений Ачкасов, минералог Сергей Кривовичев, математик Александр Кузнецов и астрофизик Михаил Ревнивцев – могут продолжать исследования, не опасаясь за материальное положение своих семей. Каждый из них награжден за свои открытия 2,5 млн руб. – таков размер президентской премии в области науки и инноваций за 2008 г. Президентская премия вручена достойнейшим молодым ученым. Еще важнее то, что глава государства поднял на церемонии вопрос о том, как сохранить молодые научные кадры, отток которых не только снижает потенциал отечественной науки, но и подрывает шансы на создание в России эффективной инновационной экономики.

Вопрос в том, как предотвратить в период нынешних экономических неурядиц массовую утечку умов и не допустить повторения происшедшего в 1990-е гг. Премии и гранты ученым – президентские, правительственные и частные – не могут заменить выверенной и четкой государственной политики в сфере финансирования и стимулирования научных исследований. Госзаказ на исследования оборонной и прикладной тематики решит проблему лишь отчасти. В 1990-х гг. молодые кандидаты и доктора наук покидали отечественные вузы и научные центры не только из-за безденежья. Мизерная зарплата не самая большая беда для ученого. Увлеченный человек может и потерпеть до лучших времен. А вот отсутствие постоянного обмена идеями с коллегами со всего мира, выпадение на научную периферию – приговор. Современные средства коммуникации снимают остроту проблемы, но только отчасти. Никакое самое современное оборудование и технологическая база не заменят живой научной среды, существующей в передовых научных центрах мира.

Нерешенными остаются другие важные для ученых вопросы – защита интеллектуальной собственности и сроки внедрения открытий и изобретений. «Нам крайне нужна эффективная система внедрения новых идей и разработок, так называемая система коммерциализации, потому что с этим у нас по-прежнему, скажем откровенно, просто плохо. Блестящих идей достаточно, а с этим тяжело», – заявил Дмитрий Медведев. Действительно, доводка успешного научного эксперимента до товарного вида (или знака) – трудоемкий и длительный процесс, связанный с высокими рисками.

В одних развитых странах ключевую роль в этой сфере играют венчурные фонды. При участии венчурного капитала были созданы Microsoft, Intel, Yahoo! и Google.

В США в 1970–2005 гг. использовавшие его компании открыли 10 млн новых рабочих мест, принесли свыше $2,1 трлн дохода. До кризиса в них было занято 9% рабочей силы. Однако венчурный капитал, как показал неудачный опыт Чили, не способен развить экономику знаний самостоятельно, без продуманной системы отбора проектов. По опыту США, Японии, Тайваня и Южной Кореи государство вполне может играть ключевую роль в стимулировании научных открытий и развитии инновационных проектов. При этом важно, чтобы все госпрограммы развития высокотехнологичных секторов проходили объективную высокопрофессиональную экспертизу, создавались при обязательном тесном и равноправном сотрудничестве с частными компаниями и не навязывались участникам рынка.

Возможно, что российским властям следует обратить внимание на научные исследования, которые поднимут конкурентоспособность традиционных отраслей отечественной экономики – нефте- и газодобычи, металлургии, автопрома и транспортного машиностроения. Вложения производственных компаний в НИОКР (разумеется, под строгим контролем) стоит освободить от налогов. Государство, которое помогает промышленным моногородам, выдавая миллиардные дешевые кредиты владельцам крупнейших компаний, не должно забывать и о наукоградах. Кризис, который привел к снижению цен на недвижимость и сокращению части менеджеров, может ускорить преобразование отраслевых и академических НИИ в современные инновационные центры.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать