Статья опубликована в № 2298 от 17.02.2009 под заголовком: Ratio economica: Правда лечит

Ratio economica: Правда лечит

Одна из самых серьезных ошибок российского правительства в борьбе с кризисом – это отсутствие объявленного плана действий. Только за последние две недели мы услышали от разных чиновников о дефиците бюджета в 5% ВВП на 2009 г. и о дефиците в 10% ВВП. Впрочем, назывались и 6%, и 7%, и 8%. До сих пор не объявлен официальный прогноз роста (вернее, спада) ВВП в 2009 г. Не ясно, какие отрасли будут поддерживаться и в каком объеме, каким образом и какие банки собирается спасать правительство. Отсутствие объявленной антикризисной стратегии приводит к росту неопределенности, а она имеет значительные негативные последствия для реальной экономики.

«Единственное, чего нам следует бояться, – это страха: отчаянного, безрассудного, неоправданного ужаса, который парализует усилия, необходимые для превращения отступления в наступление», – говорил Франклин Делано Рузвельт. Недавние исследования показывают, что неопределенность может стоить экономике несколько процентных пунктов роста ВВП. Американские экономисты Кабаллеро, Диксит и Пиндайка показали, что возросшая неопределенность в первую очередь приводит к откладыванию или отмене инвестиций и решений по реструктуризации бизнеса. Если завтра все будет еще хуже, то деньги, вложенные в инвестпроекты, могут понадобиться для выживания компании, но вернуть их будет невозможно. В такой ситуации лучше переждать пик кризиса и дождаться, когда неопределенность разрешится. По тем же причинам компании откладывают и меры по сокращению расходов и закрытию подразделений. Это, в свою очередь, замедляет нормальный процесс созидательного разрушения – реструктуризации экономики, когда неэффективные фирмы или бизнес-единицы закрываются или поглощаются более эффективными. А ведь без созидательного разрушения не будет и выхода из кризиса. Неопределенность замораживает и потребительские рынки товаров длительного потребления, включая недвижимость и автомобили. И продавцы, и покупатели закладывают в свои стратегии огромные премии за риск, поэтому продавцы готовы продавать только по слишком высоким с точки зрения покупателя ценам.

Как измерить влияние неопределенности на ВВП, показал в своей недавней работе профессор экономики из Стэнфорда Ник Блум. Он изучил все исторические события, увеличившие неопределенность в американской экономике за последние 60 лет, например убийство Кеннеди, ввод советских войск в Афганистан, черный понедельник на Уолл-стрит в 1987 г. Такие события увеличивают подразумеваемую волатильность фондового рынка (лучший показатель неопределенности) в среднем в два раза, что, в свою очередь, приводит к падению ВВП на 1,5%. По данным Блума, сейчас уровень неопределенности значительно выше. В конце 2008 г. волатильность выросла в шесть раз по сравнению с докризисным периодом, что приведет к спаду американского ВВП в 2009 г. на 3%.

Впрочем, в последние месяцы уровень неопределенности в американской экономике снизился вдвое не в последнюю очередь благодаря окончанию выборной кампании, ключевым назначениям и ясно сформулированной антикризисной стратегии новой администрации. Поэтому в январе 2009 г. Блум уточнил свой прогноз. Теперь он считает, что, поскольку неопределенность выше нормы «всего лишь» в три раза, американская экономика начнет расти во второй половине 2009 г. и восстановится до докризисного уровня ВВП уже в начале 2010 г.

Волатильность фондового рынка не единственный показатель неопределенности. Канадские экономисты Мишель Алексополос и Джон Коэн предложили посчитать число упоминаний слова «неопределенность» в прессе. Их результаты подтверждают расчеты индекса неопределенности Блума. Мы рассчитали похожий индекс и для России по частоте упоминаний слова «неопределенность» в архиве газеты «Ведомости». В России «индекс газетной неопределенности» в конце 2008 – начале 2009 г. примерно вдвое выше, чем в соответствующем периоде прошлого года. Правда, подразумеваемая волатильность российского фондового рынка уже прошла свой пик и снизилась до октябрьских значений.

Но сделать для дальнейшего снижения неопределенности в России нужно – и можно – еще много. В отличие от американцев россияне так и не знают, насколько тяжелыми правительство считает предстоящие два-три года и какие именно меры будут им предприняты. Недавнее телеобращение Дмитрия Медведева к россиянам – это важный шаг в сторону разъяснения действий российских властей. Оно похоже не только на еженедельные радиообращения Барака Обамы, но и на легендарные «беседы у камина» – регулярные радиообращения Рузвельта к американцам во время Великой депрессии и Второй мировой войны. Как и в «беседах у камина», в телеобращении российского президента были сделаны акценты и на том, что правительство отлично осознает тяжесть ситуации, и на том, что оно ее контролирует и оснований для паники нет, и на том, что россиянам необходимо затянуть пояса. Но Медведев был крайне скуп на конкретные цифры – он так и не дал ответа на вопросы о том, насколько упадут реальные доходы населения и ВВП в 2009 г., каким будет дефицит бюджета, насколько вырастет безработица. Возможно, эти цифры относятся скорее к компетенции правительства, а не президента. Но они пока не прозвучали и в выступлениях председателя и членов правительства.

Конечно, никто не знает наверняка, как бороться с сегодняшним кризисом. И в России, и в других странах политики, скорее всего, сделают много ошибок. Лишь задним числом историки смогут отделить правильные решения от неверных. Но вот победить неопределенность – это то, что должен сделать настоящий политический лидер уже сегодня. В этом смысле опять-таки показателен пример Рузвельта. Хотя сегодня экономисты жестко критикуют его экономическую политику, он по-прежнему считается одним из величайших президентов США – именно потому, что ему удалось победить панику и страх.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать