Мнения
Бесплатный
Константин Сонин
Статья опубликована в № 2315 от 16.03.2009 под заголовком: Правила игры: Временные меры

Правила игры: Временные меры

Интересно, почему в моем школьном учебнике по истории словосочетание «Временное правительство» писалось с заглавной буквы? Чтобы подчеркнуть силу и важность того института, который опрокинули большевики? В газетных выпусках в первые дни после революции в марте 1917 г. писалось «временное правительство», потому что это правительство было просто временным – до проведения всеобщих выборов, назначенных на декабрь. Наверное, это было неудачное название – очень трудно управлять страной, когда прямо в названии написано, что власть скоро сменится, однако в таком названии был свой смысл. Важно было подчеркнуть, что это правительство – временное.

Сейчас перед российским правительством стоит сходная задача: есть меры, весь смысл которых в их временности и которые, если эту временность усиленно не подчеркивать, могут привести совсем не туда, куда хотелось бы. На прошлой неделе первый вице-премьер Игорь Шувалов назвал вещи своими именами, признав, что, возможно, правительству придется национализировать «Русал». У компании огромные долги, рефинансировать которые без помощи правительства сейчас невозможно. Альтернативой национализации могло бы стать банкротство, при котором большие потери понесли бы не только собственники (они же в данном случае менеджеры), но и кредиторы – некоторые из них (например, «Альфа-групп») имеют не меньшее политическое влияние, чем владельцы. Национализация решает, в частности, проблемы кредиторов: оставшиеся долги компании станут фактически государственным долгом. То же самое относится и к другим компаниям. Российские фирмы имеют огромные (более $800 млрд) долги, и, поскольку значительная часть этих долгов номинирована в долларах и евро (до $500 млрд), инфляция, на которую, к слову, стремительно растет «спрос» со стороны задолжавших в рублях бизнесменов, не может решить проблему.

В то же время понятно, почему слова о национализации произносятся очень осторожно. Дело не только в давлении со стороны тех, кто хочет сохранить контроль над компаниями и банками, доведенными до фактического банкротства. Дело в том, что в нашей стране легко сказать «национализация» и трудно – «приватизация». С другой стороны, всем понятно, что правительство не может эффективно управлять бизнесом: если кто забыл о коллапсе Советского Союза, раздавленного грузом неэффективности плановой экономики, экономисты готовы напомнить. Нет никаких примеров успешного и устойчивого экономического развития в условиях прямого контроля правительства над бизнесом. Будет ли у правительства политический ресурс для проведения приватизации национализированных в ходе борьбы с кризисом компаний? Это будет непросто: в частности, потому что, как и в 1994 г., этим придется заниматься в период крайней нехватки ресурсов у частного сектора.

Что делать сейчас? Нужно громче говорить о предстоящей национализации – это всего лишь признание неизбежности – и еще громче о том, что это временная мера.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать