От редакции: Награда инвестору


Правительство сделало шаг навстречу иностранным инвесторам. Открыв стратегическое месторождение полезных ископаемых, иностранная компания получит компенсацию всех затрат на лицензию, разработку участка и 25–50% премии, говорится в опубликованных во вторник правилах (см. статью «Премия за находку», «Ведомости» от 18.03.2009).

Но дальше начинаются оговорки. С лицензией скорее всего придется расстаться. По закону о доступе иностранцев к стратегическим отраслям их доля в проектах по добыче ресурсов не должна превышать 10%. Да и расходы на разведку всех остальных участков, которые пришлось исследовать в поиске стратегических запасов, так и останутся навсегда закопанными в российскую землю: правительство будет компенсировать только затраты на удачный участок (а геологоразведка – дорогое удовольствие, цена одной разведочной нефтегазовой скважины на шельфе начинается от $50 млн).

По закону о доступе иностранцев все ценное, найденное в наших недрах, считается стратегическим. Это месторождения с запасами нефти свыше 70 млн т, газа – свыше 50 млрд куб. м и ресурсы всего континентального шельфа. А если кому-то удастся найти уран, алмазы, никель и другие ресурсы из правительственного списка, участок независимо от величины запасов автоматически переходит в разряд стратегических. Иными словами, иностранец, найдя в нашей земле хоть что-нибудь стоящее, обязан сдать клад государству, получив за него совсем небольшой процент по сравнению с прибылью, которую мог бы на этом зарабатывать. Много ли найдется желающих вести геологоразведку на таких условиях, да еще в нашем климате?

Привлекать прямые иностранные инвестиции стремится любое государство. Долговой капитал и портфельные инвестиции легко убегают, а по прямым инвестициям нет сроков выплат, они используются более эффективно, принося в страну еще и современные технологии. Прямые инвестиции гораздо более устойчивы к кризисам и вообще к любым плохим новостям. Это очевидно и на нашем примере: по данным Росстата, в 2008 г. приток иностранных инвестиций в Россию сократился на 14,2% (до $103,8 млрд). При этом прямые инвестиции снизились на 2,8%, а портфельные – на 66,3%.

Но вопреки экономической логике, наши власти сделали Россию исключительно привлекательным местом для финансового капитала и абсолютно непривлекательным – для прямых иностранных инвестиций.

Внешний долг банков и корпораций в последние годы рос рекордными темпами, потому что был ничем не ограничен. Львиная доля внешней задолженности приходится на банковский сектор, а значит, у властей была возможность поднять норму обязательных резервов, особенно по краткосрочным кредитам в валюте, чтобы сделать их невыгодными. Правительство могло бы обозначить и свое негативное отношение к огромным краткосрочным кредитам, которые компании брали за границей, ведь статистика уже в конце 2007 г. была угрожающей.

Вместо этого власти активно занимались отпугиванием прямых иностранных инвестиций. В 2008 г. начал действовать драконовский закон о доступе иностранцев к стратегическим отраслям, не без поддержки властей разгорелся конфликт российских и иностранных акционеров ТНК-ВР, инвестиционный климат пострадал от дела «Мечела» и столкновения с Грузией.

Результат всем известен – рекордный отток капитала. По оценке Минфина, с октября 2008 г. по конец января из страны было выведено $200 млрд.

Сейчас правительство занято решением текущих проблем. Привлечение прямых иностранных инвестиций на фоне всеобщего коллапса не самое срочное дело. Да и потоки капитала сократились по всему миру – деньги устремились в самые низкорисковые инструменты и благонадежные страны. Но кризис не будет вечным, и наступит время, когда капитал будет перенаправляться туда, где он может быть наиболее эффективно использован. Первыми на это смогут рассчитывать те страны, которые обеспечат условия для приложения капитала