Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Статья опубликована в № 2331 от 07.04.2009 под заголовком: Наше «мы»: Уличная бюрократия

Наше «мы»: Уличная бюрократия

В те давние дни, когда кризис только приближался, именно март 2009 г. называли самым тяжелым. Но из опроса, проведенного «Левада-центром» в марте, видно: кризисные явления уже сказались «самым серьезным образом» на жизни одной половины населения, на жизни другой пока сказались мало. (Это в целом, а среди бедных семей три четверти говорят о серьезных трудностях.) О том, что привычный уровень жизни пока сохраняется, сообщает половина россиян, о серьезных проблемах – четверть. (Но в бедной части общества в таком положении уже абсолютное большинство.) Лучше всего удалось сохранить привычный уровень потребления руководству – 58%. Наверное, поэтому в их среде каждый пятый уже решил, что самые тяжелые времена позади. Среди бедняков, как, впрочем, и среди предпринимателей, такая мысль приходит в голову разве что пяти человекам из 100.

В подобной ситуации на то, что «российское правительство найдет выход из кризиса и жизнь наладится», надеются в среднем около четверти россиян. Примечательно: те, кто ими руководит, демонстрируют такую уверенность реже всех (18%). Надеяться «на себя, на свои силы и возможности» будет половина взрослых граждан, а среди предпринимателей – две трети.

Основная реакция – затянуть пояса. В половине семей стали покупать меньше фруктов и мяса, 42% сократили потребление кондитерских изделий. (Сокращается именно спрос, не предложение. Об исчезновении из продажи продуктов или товаров первой необходимости никто не заявляет.) Как уже отмечалось, сложная социальная ситуация возникает не только в малых, но и в средних городах. Там у половины семей характер питания за последние месяцы ухудшился (в столицах и в селе – у четверти).

Что надо делать? «Проявлять терпение и стойкость, приспосабливаться к обстоятельствам, ждать, пока положение не улучшится», готовы 63% граждан Российской Федерации. Но если среди зажиточных согласны ждать почти 70%, то среди бедных – лишь 46%. Такой мерой, как: «воспользоваться следующими выборами для смены властей, выбрать на них тех лидеров, которые смогут лучше руководить страной», удается заинтересовать не более 13% российского электората. Но в средства буржуазной демократии даже из наших буржуа верят всего 17%. Среди пролетариев за этот путь – 13%, а 16% рабочих – за то, чтобы «устраивать акции протеста, уличные демонстрации, чтобы заставить власти обратить внимание на нужды и проблемы простых россиян». Среди богатых за это менее 8%, но чем беднее граждане, тем их заявляемая протестная готовность выше, и среди самых бедных она достигает 36%. Среди них же минимум склонных использовать механизм выборов (6%). Интересно, что и руководящие работники «уличную демократию» тоже предпочли бы электоральной (13% против 11%). Среди них 51% одобряет такие демонстрации, а 17% заверяют, что в случае чего примут участие в акциях протеста. Хорошо, что они заодно с народом. Непонятно только, против кого?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать