Статья опубликована в № 2332 от 08.04.2009 под заголовком: От редакции: Неестественные тарифы

От редакции: Неестественные тарифы

Неестественные тарифы естественных монополий – тема, о которую правительство спотыкается регулярно. Кризис обострил эти споры. Выступая в понедельник в Госдуме, Владимир Путин разыграл дискуссию о тарифах буквально по ролям. Вроде бы в кризисное время замораживание тарифов логично, рассуждал он, но что это будет означать, скажем, для РАО «РЖД»? Непоступление доходов, а значит, сокращение инвестиционной программы. «РЖД не закупит большее количество рельс, колесных пар и т. д. и т. п. Это значит, что не получат заказы металлурги и, в свою очередь, означает, что не нужен будет кокс. Вот так по всей цепочке всё и пустится», – рисовал мрачную картину премьер.

Результатом дискуссии о тарифах, по-видимому, будет компромисс. В антикризисной программе правительства, опубликованной на его сайте в понедельник, говорится, что власти будут сдерживать рост тарифов естественных монополий «по сравнению с ранее запланированным графиком». Чиновники объясняют, что тарифы на 2009 г. корректироваться уже не будут, но планы на 2010–2011 гг. изменятся. Каковы были эти планы?

Самый большой рост тарифов предполагался для «Газпрома» – 30% и 40% соответственно, поскольку правительство еще в 2006 г. решило к 2012 г. поэтапно уравнять внутренние цены на газ с европейскими. А согласно никем не отмененной программе долгосрочного развития к 2015 г. внутренние цены на газ должны повыситься по сравнению с 2008 г. в 5,5 раза. Цены на электроэнергию в 2010–2011 гг. должны были вырасти соответственно на 22% и 18%, примерно на столько же планировалось повысить тарифы на тепловую энергию. РЖД рассчитывала повысить тарифы на перевозку грузов на 10–14%.

Каким будет «сдержанное повышение», чиновники пока думают, но от идеи повышения отказываться не собираются. Аргументы просты: из-за дешевизны газа и электричества россияне не привыкли их экономить, повышение тарифов должно заставить их быть рачительнее – внедрять энергосберегающие технологии, бороться с технологическими потерями, заменять продукцию естественных монополий другими видами топлива, которые подешевеют вследствие кризиса. К тому же у монополий масштабные инвестиционные программы, которые дадут мультипликативный эффект.

С этим трудно спорить. Но эти аргументы были хороши для благополучного времени.

В кризисное время логика меняется. Экономика замедляется, предприятия сейчас снижают цены, чтобы сохранить хоть какой-то спрос на свою продукцию. Повышение цен на газ, тепловую и электроэнергию приведет к росту производственных издержек. Результатом будут убытки, банкротства и потеря конкурентоспособности, в том числе по сравнению с зарубежной продукцией.

Кроме того, последовать совету чиновников и перейти на другие виды топлива могут далеко не все: предприятия, электростанции и другие производственные объекты технологически привязаны к определенному виду топлива, переориентировать их, например, с газа на уголь просто невозможно. Переход на энергосберегающие технологии требует немалых денег.

Но самое главное – гарантированное повышение тарифов естественных монополий мешает им рачительно относиться к своим собственным ресурсам, по объемам сопоставимым с ресурсами целых отраслей. Неэффективность монополистов общеизвестна. Снижение издержек внутри «Газпрома» или РЖД, учитывая их масштабы, могло бы не только привести к значительной экономии ресурсов самих компаний, но и дать серьезный толчок всей экономике. Причем в долгосрочной перспективе, а не только в рамках борьбы с текущим кризисом.

Мультипликативный эффект, который, по мысли чиновников, должны произвести инвестиционные программы монополистов, конечно, может сработать как антикризисная мера. Но урон, который нанесет экономике всеобщее повышение производственных издержек из-за неадекватного увеличения тарифов, с этим эффектом несопоставим.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать