Статья опубликована в № 2333 от 09.04.2009 под заголовком: От редакции: Границы терпения

От редакции: Границы терпения

В заявлениях президента Чечни Рамзана Кадырова по поводу покушения на Сулима Ямадаева в Дубае явные проблемы с логикой. Сначала он говорит, что в Ямадаева могли стрелять кровники, которых у того было много в Чечне, а через несколько дней фактически признает кровником себя, заявляя об имеющихся доказательствах причастности Ямадаева к убийству Ахмата Кадырова. Получается как в старой басне о разбитом горшке: во-первых, я горшка не брал, во-вторых, когда я его брал, он уже был с трещиной.

С другой стороны, судя по интервью и выступлениям, Рамзан Кадыров чтит чеченские традиции и с пониманием относится к кровной мести или, скажем, к многоженству. Депутата Госдумы Адама Делимханова, которого дубайская полиция считает заказчиком преступления, Кадыров называет своей правой рукой – т. е. не сдает. Тут он последователен. И уверен, что Москва будет его поддерживать, несмотря на убийства чеченцев чеченцами не только в Чечне, но и в пределах Садового кольца, и за рубежом. Несмотря на мелкие неприятности, связанные с тем, что в других странах довольно быстро раскрываются убийства, подобные тем, что у нас годами остаются нераскрытыми.

Авторы политики Москвы в отношении Чечни, возможно, не планировали, что она приведет к распространению «традиционных ценностей» на всю Россию и даже за ее пределы, но получилось именно это: око за око, зуб за зуб. «Чеченизация» конфликта привела к миру в республике и к экспорту (теневому или белому) силовых услуг за ее пределы: президент Кадыров предлагает Карелии навести порядок (по поводу событий в Кондопоге), а бывшие боевики, вооруженные и с удостоверениями силовых структур Чечни, наводняют Москву.

Кадыров лоялен Кремлю и, судя по всему, занимает правильную позицию в вопросах распределения финансовых потоков. Каковы пределы свободы, которую он получил взамен, мы не знаем, но с каждым днем узнаем об этой свободе все больше. Пока пределов ей не видно – это, похоже, карт-бланш. Нам еще предстоит узнать, есть ли у Москвы хоть какие-то способы ограничить эту свободу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать