Статья опубликована в № 2336 от 14.04.2009 под заголовком: От редакции: Секретное оружие

От редакции: Секретное оружие

У российской экономики есть мощный источник роста, не учтенный ни в каких антикризисных планах. Удастся привести его в действие – и нам обеспечен экономический подъем, несмотря на мировые катаклизмы. Это секретное оружие – повышение производительности труда.

Унылое словосочетание, бывшее когда-то одним из лозунгов советской эпохи, может стать основой не только антикризисной стратегии, но и программы дальнейшего долгосрочного развития страны. Разберемся почему.

Повышение производительности труда согласно экономической теории – один из трех факторов экономического роста. Два других – наращивание трудовых и капитальных затрат. С 1998 г. увеличение отечественного ВВП на 50% обеспечивалось за счет роста производительности труда, на 30% – за счет прироста инвестиций и на 20% – за счет увеличения занятости, подсчитал главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик.

Но наращивание занятости и капитальных инвестиций имеет ограничения, особенно в кризисное время. А производительности труда еще есть куда расти. За 1998–2008 гг. показатель ВВП на одного занятого в российской экономике увеличился почти вдвое, но производительность труда выросла лишь в 1,5 раза и остается низкой – всего 26% от американского уровня, подсчитали аналитики McKinsey. Так что потенциал роста очень большой. Только вот как нам повысить свою продуктивность?

В минувшее десятилетие все было просто: произошла загрузка мощностей, доставшихся бизнесу с советских времен, и их некоторое техническое перевооружение. Но успехи 2000-х гг. объясняются предшествующим спадом, а теперь этот фактор роста производительности исчерпан. Сейчас ответ один – надо ускоряться.

Согласно исследованию McKinsey, российский банковский служащий совершает 9000 операций в год, тогда как его коллега в Польше – 21 000, в США – 60 000, а горячие финские парни работают в 9 раз эффективнее, проводя по 81 000 операций!

Рабочие первой тройки сталелитейных заводов («Северсталь», Магнитогорский и Новолипецкий металлургические комбинаты) работают в два раза медленнее, чем их коллеги в Южной Корее, выяснили аналитики McKinsey. В электроэнергетике продуктивность еще ниже: один российский рабочий производит 3,8 ГВт электроэнергии в час, а американский – 15,3 ГВт.

Огромный разрыв производительности наблюдается и в строительстве. По данным McKinsey, в нашей стране один сотрудник, работающий на полную ставку в строительной компании, возводит 18 кв. м жилья в год, а американский – 84 кв. м (эта статистика может не включать в себя армию гастарбайтеров, которые часто трудятся неофициально).

На примере этих отраслей видны и причины отставания. Банкирам мешает низкая техническая оснащенность – 70% платежей проводится по старинке, вручную. Сталевары страдают из-за устаревших мартенов, энергетики работают на оборудовании, сделанном еще при Сталине. У строителей и розничных торговцев по сравнению с их зарубежными коллегами слишком много бюрократических издержек.

Кризис сам по себе поможет повысить производительность труда – компании стали бережнее относиться к своим ресурсам, а сотрудникам приходится конкурировать друг с другом на сжимающемся рынке труда. Наиболее продвинутые компании будут внедрять современные системы управления эффективностью.

Но чтобы экономика в целом стала более продуктивной, нужны структурные меры, полагают консультанты McKinsey. В первую очередь государство должно развивать конкуренцию, поскольку только это заставляет бизнес снижать издержки. Также нужно разработать и реализовать генеральный план по развитию территорий, улучшить систему профессионального обучения, повысить мобильность рабочей силы и улучшить условия для ее миграции.

Их рецепты разочаровывают своей универсальностью и банальностью. Но, может быть, действительно не надо изобретать велосипед, а имеет смысл наконец-то сесть на него и поехать?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать