Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2349 от 04.05.2009 под заголовком: От редакции: Капмаксимум

От редакции: Капмаксимум

Экономический кризис вывел на улицу многих остававшихся в прошлые годы дома и исправил первомайские транспаранты. В частности, французские профсоюзы утверждают, что число участников демонстрации выросло с 200 000 в прошлом году до 1,2 млн в нынешнем. Симптоматично, что большинство манифестантов требовали не повышения зарплат и социальных гарантий, а сохранения рабочих мест и защиты уволенных. Популярным лозунгом многих демонстраций стало ограничение доходов первых лиц компаний. Споры, ведущиеся вокруг высоких вознаграждений топ-менеджеров во многих государствах, поднимают вопрос, должны ли руководители компаний сокращать издержки за счет собственных средств или они могут оплатить выход из кризиса за счет наемных работников.

В России большинство предприятий из кризиса планирует выходить только за счет наемных работников. И это почему-то мало заботит официальные профсоюзы и общество в целом. Лишь немногие отечественные работодатели намерены экономить в кризис на самих себе. Газпромбанк и «АвтоВАЗ» отказались от бонусов, ВТБ и «Газпром» объявили об их сокращении, не пояснив, что будет с зарплатой топ-менеджеров. Хуже того, российское государство помогает работодателям отказываться от некоторых обязательств. В частности, опубликованные накануне Первомая правительственные «Рекомендации по взаимодействию социальных партнеров в организации в условиях экономического кризиса» разрешают «временно приостанавливать» соблюдение условий коллективного договора. Нет сомнений, что это ослабит гарантии работникам, и без того уступающие стандартам развитых государств. Россия по числу безработных – 7,1 млн человек, или 9,5% экономически активного населения, – находится пока в сравнительно выгодном положении. Но в России еще миллионы и миллионы людей переведены на разные виды неполной занятости – мы не знаем, сколько точно.

В развитых странах ограничение вознаграждений топ-менеджмента стало частью антикризисных мер. Небольшая экономия на зарплате или бонусе крупного функционера может сохранить зарплаты десяткам обычных сотрудников. В частности, по данным Международной организации труда, в США в 2007 г. заработная плата руководителей высшего звена составила $10,3 млн, или 183 средние зарплаты, в Австралии – $6 млн, или 135 средних зарплат, в Германии – $6,8 млн, или 148 зарплат, в Нидерландах – $3,6 млн, или 71 зарплату. Дело не ограничилось призывами Барака Обамы сократить бонусы банкам и компаниям, получившим госпомощь. США, Британия и Австралия обусловили доступ компаний к государственным средствам ограничением зарплат и премий топ-менеджеров. В Германии зарплаты топ-менеджеров в компаниях, которые хотят получить государственную помощь, ограничат 500 000 евро. Наконец, во Франции разрабатывается этический кодекс, который лишит руководителей, чьи подразделения работали неудовлетворительно, «золотых парашютов» при увольнении.

Это не означает введения аналога советского «партмаксимума» 1920-х гг., который может демотивировать менеджеров. (В 1920 г. по инициативе Ленина оклад сотрудников партаппарата был уравнен с зарплатой квалифицированного рабочего – это и называлось «партмаксимум».) Это сигнал, который посылают правительства руководителям: «Вы больше других выиграли от роста последних лет, теперь возьмите на себя часть бремени потерь». Известно, что менеджеры страховой компании AIG уже в феврале последовали этому призыву и вернули компании $165 млн полученных бонусов. Высока вероятность, что многие предприниматели последуют этому примеру если не из чувства общественного долга, то под давлением развитого гражданского общества, мощных независимых профсоюзов и свободных СМИ. Тем более что пример подает само государство. В частности, в Ирландии президент Мэри Макэлис, члены правительства и руководители парламента урезали в 2008 г. свое жалованье на 10%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать