Статья опубликована в № 2360 от 20.05.2009 под заголовком: От редакции: Наша борьба

От редакции: Наша борьба

Отечественная история становится все более политизированной сферой. Президент создает комиссию «По противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам РФ», призванную взглянуть на проблемы истории широко, но при этом сужающую взгляд «ущербом интересам РФ» (в пользу интересов РФ, похоже, фальсифицировать историю можно). Депутатского законопроекта «О противодействии реабилитации на территории независимых государств – бывших республик СССР нацизма, нацистских преступников и их пособников», внесенного в Думу перед 9 мая, оказалось недостаточно.

Президентский статус комиссии – это как закон: это значит, что на самом высоком государственном уровне мы начинаем борьбу с фальсификацией истории и – значит – все остальные уровни государства должны соответствовать.

Как бороться? Судя по составу комиссии, дискуссия будет не столько научной, сколько политической. В комиссию вошли в основном чиновники, а также представители ФСБ, СВР, Минобороны, Совета безопасности, депутаты, два директора исторических институтов и один директор Росархива.

Предвидим технические уточнения: все понимают, что речь идет о противодействии попыткам героизации бандеровцев или эсэсовцев на Украине или в Прибалтике, мол, надо дать ответ соседям, у которых уже есть похожие комиссии. (Тогда надо нашу комиссию переназвать: пусть она будет Комиссией по противодействию комиссиям...)

У языка свои законы. «Борьба с фальсификацией истории» становится термином, понятием гораздо более широким, чем борьба с реабилитацией нацистских преступников. Со временем это может стать профессией и научной дисциплиной.

К термину возникает множество вопросов. Является ли фальсификацией истории то, как изображаются 1990-е годы в некоторых СМИ? Или, скажем, редактура речей первых лиц государства в государственных СМИ?

Впрочем, это вопросы к форме, которая, как часто бывает, допускает разные толкования. Инициаторы создания комиссии исходят из того, что точность формулировок не важна – ведь все же понимают, о чем речь, невинных никто не накажет. Посылка ложная. Да, в стране с таким правоприменением, как наша, глупые нормы часто не работают по умолчанию. Но отнюдь не редко глупые нормы используются в коммерческих или политических целях: для получения коррупционного дохода, преследования неугодных

и т. п.

А что с содержанием? Какова идеология борьбы? Почему именно сейчас понадобилось активно противодействовать фальсификации истории и обязательно на высшем уровне?

Не случайно все происходит накануне и после Дня Победы. День Победы – великий праздник и великий миф, созданный в 1960-е гг. и мощно отыгранный руководством СССР (уточнение для комиссии: миф не в том смысле, что победа – неправда, а в том, что победа – культурное явление национального масштаба). Этот «миф о рождении народа» в горниле великой битвы был мощным средством коллективной идентификации и в то же время легитимности власти. В постсоветский период праздник все меньше «работает» идеологически, постепенно превращаясь в семейный день памяти.

В ельцинское время основой легитимности власть пыталась сделать освободительный демократический проект. Во время путинского подъема – расширение свободы потребления за счет отказа от политических свобод. Сейчас не работает ни то ни другое, а экономический кризис грозит социальным напряжением. Вполне логично для нынешней власти попробовать «перезапустить» миф. Один из способов – представить дело так, что нашему великому празднику (т. е. нашей коллективной идентификации, т. е. всему народу) кто-то угрожает. Но власть защитит, на то она и власть. Создание и укрепление «культа победы» – не такая безобидная технология, как может показаться. На подобных «гражданских религиях» были построены многие авторитарные и тоталитарные режимы прошлого.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать