Статья опубликована в № 2360 от 20.05.2009 под заголовком: Политэкономия: Гаджетная модернизация

Политэкономия: Гаджетная модернизация

В названии новой комиссии при президенте есть встроенная ошибка. Комиссия называется – «по модернизации и технологическому развитию экономики». Здесь смешаны два понятия, точнее, абсолютизировано одно из них. Получается, что модернизация – это и есть технологии, по-простому – техника. То есть, как писал Мартин Хайдеггер, «совокупность орудий», instrumentum. Технологическое развитие – одна из характеристик модернизации и один из инструментов ее достижения. Но модернизация и технологии – совсем не одно и то же. А для нашей власти развитие техники и модернизация – это синонимы.

В сущности, знак равенства между этими понятиями ставили и в советскую эпоху: об НТП, научно-техническом прогрессе, говорили столько же, сколько сегодня об инновациях, – до потери смысла понятия. Только из матрицы догоняющего развития технологическая модернизация по-советски страну не вывела.

Есть еще одно принципиальное сходство сегодняшнего и советского подхода. Считается, что главную роль в обеспечении технологического прорыва должно сыграть государство: начальство по-прежнему видит свою страну как большую шарашку. Собрал людей, поставил задачу, дал денег, положил перед ними западный чертеж – продукт деятельности разведки, получил результат. И снова почему-то отстал, получив ухудшенную версию чужого образца.

В поздние советские годы, когда укрепилась вера во всесилие математических моделей, экономисты бились над созданием Системы оптимального функционирования экономики – СОФЭ. Мало того, что ничего не получилось, сама система без рыночной подпитки развалилась.

Сегодня мы уверовали в некие абстрактные инновации. Это еще одна технократическая утопия. Глава государства любит компьютерные технологии и верит в их волшебную силу, как когда-то Хрущев верил в кукурузу. Можно назвать российскую модернизацию гаджетной, потому что российскому народу, вовлеченному в потребительский бум, нравятся всякие «прикольные» технические штуковины. Только это опять никакая не модернизация. Это борьба за здоровый быт.

Президент, открыв совещание, предварявшее организацию новой комиссии, трезво констатировал, что бизнесу не интересны инновации. Честная констатация – это уже много. Но на совещании не были ни разу произнесены слова «демократия», «культура», «среда», «институты», «ценности», «конкуренция». Все эти удивительные изобретения, дающие экономический эффект, и возможности проникновения в микромир нанометров появляются в свободной среде, где существует креативная культура. Свободная среда существует не в шарашке, а при демократическом режиме, где минимизирована коррупция. Странно говорить о технологическом рывке при незавершенных или не начатых структурных реформах – образования, здравоохранения, армии. В отсутствие стимулов для развития креативного класса, обладающего здоровой трудовой этикой. Странно, наконец, ждать прорыва в стране, где институциональная среда не обеспечивает творческим людям равных возможностей.

Государство способно осуществлять технологическую модернизацию. Это будет догоняющая модернизация. Причем вечно догоняющая.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать