Статья опубликована в № 2382 от 22.06.2009 под заголовком: От редакции: Впереди планеты

От редакции: Впереди планеты

Россия готова взять на себя стахановские обязательства перед мировым сообществом: к 2020 г. снизить совокупный объем выброса парниковых газов на 10–15% от сегодняшнего уровня, рассказал президент Дмитрий Медведев «Первому каналу». Это настоящая зеленая революция, поскольку означает уменьшение выбросов углерода на 40–45% по сравнению с 1990 г. Хотя в рамках Киотского протокола Россия обязалась всего лишь сохранять уровень выбросов на том же уровне, что и в 1990 г. Для сравнения: Евросоюз должен сократить выбросы на 8%, Япония и Канада – на 6%, страны Восточной Европы и Прибалтики – в среднем на 8%.

Что это значит для экономики? Ведь совсем недавно у чиновников и экспертов были большие сомнения насчет ограничения промышленных выбросов даже в умеренных рамках 1990 г. – считалось, что жесткие международные обязательства могут ограничить возможности нашего экономического роста.

Киотский протокол – это точка пересечения конфликтов множества интересов. Благодаря ему бизнес получает реальный шанс заработать, поскольку суть Киотского протокола – в создании общемирового рынка прав на загрязнение воздуха. Государства определяют максимально допустимый объем загрязнений, выпускают соответствующее количество лицензий на загрязнения, организуют их распродажу с аукциона по принципу «кто больше заплатит» и затем контролируют соответствие фактического объема загрязнений величине лицензий. Фирмы, купившие на государственном аукционе лицензии, могут затем их перепродавать другим компаниям.

Мировой оборот углеродного рынка в 2008 г. превысил 100 млрд евро. Кроме того, компании, заинтересованные в том, чтобы повышать свои выбросы за счет других фирм, могут финансировать проекты по модернизации чужого производства. По оценке «Деловой России», совокупный доход российских компаний от реализации проектов на углеродном рынке может составить $1 млрд, а общий объем инвестиций – более $5 млрд.

И это не просто оценки: иностранные инвесторы уже начали активно вкладывать средства в сокращение выбросов парниковых газов в России, заплатив за международную экспертизу более 100 проектов с общим потенциалом сокращения выбросов парниковых газов свыше 200 млн т углерода (за период с 2008 по 2012 г.). Еще около сотни проектов находится в стадии подготовки. Но за те два года, что существует процедура утверждения проектов, ни один проект не то что не был одобрен, но даже не был рассмотрен! Бизнес возмущается: в конце мая «Деловая Россия» написала об этом письмо президенту.

Крупнейшие металлургические, нефтяные и энергетические компании кусают локти из-за того, что имеют реальные шансы провести модернизацию производства за чужой счет, но не могут это сделать – все их проекты застревают в коридорах Минэкономразвития, ответственного за утверждение документов. Чиновники помельче кивают наверх, утверждая, что есть некое политическое решение тормозить углеродные проекты. Дескать, реализация Киотского протокола – это разменная монета в переговорах о вступлении России в ВТО.

Возможно, этим и объясняется смелое обещание Медведева: с ВТО мы фактически порвали, так что киотские проекты придерживать незачем. Да и экономика из-за кризиса сворачивает обороты, причем больше всего пострадали самые главные загрязнители атмосферы – металлурги и энергетики. Они уже де-факто снизили выбросы из-за замедления производства.

В условиях кризиса и дефицита ликвидности инвестиции в рамках киотских проектов могут рассматриваться как форма поддержки передовых компаний, которые вкладывают средства в модернизацию производства. Главное, утвердить проекты до того, как инвесторы окончательно потеряют терпение и переключатся на другие рынки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать