Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2383 от 23.06.2009 под заголовком: От редакции: Горячие источники

От редакции: Горячие источники

Покушение на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова вызвало стандартную реакцию властей: это агония боевиков и они получат жесткий ответ. В беседе президента России Дмитрия Медведева с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым этот тезис прозвучал даже в чрезмерно заостренной форме. Покушение – «это, конечно, следствие той работы, которую вел и ведет президент соседней республики, близкой, братской республики по наведению порядка, уничтожению бандитов <...>», сказал Медведев. «Сегодняшний чудовищный теракт – еще одно доказательство, что мы на правильном пути», – сказал Кадыров. Неточный смысловой акцент – проблема спичрайтеров, но и по сути такие заявления выдают желаемое за действительное.

Наведение порядка на Северном Кавказе длится уже 15 лет, если считать от первой чеченской войны, и 17 лет, если считать от осетино-ингушского конфликта 1992 г. Покушение на Евкурова с точки зрения статистической лишь один из сотен таких терактов, совершаемых каждый год в республиках Северного Кавказа. Даже в Чечне, которую федеральный центр позиционирует как модельный вариант замирения, после недавней отмены режима контртеррористической операции происходили теракты. Для Дагестана громкие убийства тоже не редкость. Недавно там на свадьбе был убит глава МВД. В Ингушетии теракты происходят независимо от наведения порядка: например, начатая в 2007 г. специальная комплексная профилактическая операция, в ходе которой в республику были введены дополнительные войска МВД, результата не дала: даже в период ее проведения происходили громкие убийства среди мирного населения. Точнее будет сказать, что подобные операции, в ходе которых в республиках увеличиваются военные группировки федералов, провоцируют новую напряженность – они планируются и проводятся без ясного понимания ситуации, сопровождаются арестами и расстрелами невиновных.

Эксперты говорят, что Евкуров наступил на мозоли боевикам и коррупционерам. И те и другие могли желать его смерти. Это значит, что ингушский президент оказался один на один с системой, а шансы на победу в таком противостоянии минимальны. О том, что такое система, рассказывал на недавнем заседании Совета безопасности, проведенном в Махачкале, сам президент Медведев.

Системные причины напряженности на Кавказе, по Медведеву, таковы: «Сохраняющаяся относительная бедность населения, очень высокий уровень безработицы, огромные масштабы коррупции, просто чудовищные масштабы коррупции, системные деформации в государственном управлении на региональном уровне, когда эффективность органов власти является крайне низкой. И, к сожалению, зачастую (это не везде) это сопровождается и утратой доверия к власти, утратой авторитета власти. Этого допускать нельзя». Да, нельзя. Но как?

Москва годами закрывала глаза на «системные деформации в управлении» в кавказских республиках, потому что получала от местных управленцев требуемый минимум: необходимые результаты на федеральных выборах, а также «правильное» использование финансовой помощи. В таких условиях никакие программы преодоления бедности, миграционные, образовательные, модернизационные программы работать не будут. С 2004 г. главы республик утверждаются Кремлем, и Кремль должен нести свою ответственность за ситуацию.

Последовательной долгосрочной «кавказской» стратегии нет. Политика реактивная: громкий теракт – проведем операцию. Относительно тихо – президент или премьер приедут и публично похвалят. Это тот же подход, который был применен в Пикалево и был с такой гордостью показан центральным телевидением. Цель достигнута – большинство считает, что именно так и нужно решать проблемы. По результатам опроса «Левада-центра», россияне в большинстве (53%) считают эффективным способ решения местных проблем, примененный Владимиром Путиным в Пикалево.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать