Статья опубликована в № 2392 от 06.07.2009 под заголовком: От редакции: Братья по оружию

От редакции: Братья по оружию

Идея полного отказа от ядерного оружия кажется сегодня такой же утопичной, как и в 1986 г., когда ее впервые выдвинул Михаил Горбачев. Его идея, конечно, не реализовалась, зато привела к формированию тех режимов контроля над ядерными вооружениями, при которых мы живем сейчас.

При всех недостатках договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) это реальный инструмент, который последние 15 лет удерживает мир от распространения ядерного оружия. Этот договор ограничивает стратегические арсеналы России и США 6000 боезарядов и предоставляет сторонам большие возможности для взаимного мониторинга. Для сравнения: на пике холодной войны ядерные запасы каждой из сверхдержав достигали 30 000 боеголовок.

Договор об СНВ истекает в декабре 2009 г. Сегодня американский и российский президенты обсудят, каким будет новый договор о ядерном сдерживании. Каким бы он ни был, это больше чем просто соглашение между двумя странами. На долю России и США приходится 96% мировых запасов ядерного оружия, хотя помимо них есть еще семь ядерных держав.

Прогресс и распространение технологий привели к тому, что ядерный клуб все время пополняется. В число тех, кто может к нему присоединиться, могут войти страны с нестабильными политическими режимами. За последние два десятилетия в мире зафиксировано 25 случаев, когда материалы, используемые для создания ядерных боеголовок, были украдены или просто бесследно пропали. Террористические группы все время пытаются купить, украсть и даже создать ядерное оружие не только в голливудских блокбастерах, но и в реальности. Сохраняя свои боевые арсеналы, ядерные сверхдержавы заставляют остальных стремиться к тому же.

После того как в конце 2008 г. к власти в США пришел Барак Обама, стало ясно, что мода на «звездные войны» прошла: он объявил радикальное сокращение ядерного арсенала одним из приоритетов своего президентства. В планах Обамы – взаимно с Россией сократить арсеналы до 1500 или даже до 1000 ядерных боеголовок у каждой из сторон.

Президент Медведев в апреле пообещал американскому коллеге всячески содействовать в ядерном разоружении. Но все последние годы Россия жестко увязывает договор об СНВ с проблемой развертывания американской противоракетной обороны в Европе. Сейчас эти идеи реанимируются: Медведев вчера напомнил об этом в интервью итальянским СМИ. Такое впечатление, что «перезагрузку» в Кремле понимают исключительно как изменение курса США, т. е. замораживание проекта ПРО.

Но идея выменять у России противоракетный щит на новый договор о сокращении ядерных вооружений далеко не всем в Вашингтоне кажется разумной. Многие считают, что отказ от размещения элементов ПРО в Европе продемонстрирует России, что угрозы и запугивание – лучший способ повлиять на администрацию Обамы, поэтому идти на уступки не надо.

С другой стороны, ядерное оружие для России – последний атрибут сверхдержавы. Нас давно никто не считает серьезным игроком ни в политической, ни в экономической сфере. Наличие ядерного оружия заставляет мир с нами считаться. Поэтому сокращение ядерного арсенала «просто так», ради мира на Земле, а не в обмен на какие-то серьезные уступки со стороны США вызывает сильное противодействие у чиновников (и не только военных).

Правда, здравый смысл подсказывает, что новый договор об СНВ нужен нам не меньше, чем США: российские стратегические вооружения изнашиваются, а производство новых не обеспечивает достойной замены. Поэтому пускать ракеты под нож все равно придется, и лучше это сделать синхронно с американцами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать