Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 2403 от 21.07.2009 под заголовком: Конъюнктура: Нерушимый каркас

Конъюнктура: Нерушимый каркас

Чем глубже кризис, тем активнее пророчества бунтов и даже революций. Видимо, у части общества именно она является последней надеждой на радикальное изменение политической системы. Проблема в том, что даже те социальные перемены, которые кажутся фундаментальными, на деле могут не затронуть сущностных основ организации общественной жизни. Даже события 80–90-х гг. поменяли далеко не все в устройстве общества. Например, сохранилось его формирование по корпоративному принципу. У французских гуманитариев можно встретить термин «высшие корпорации» (corps – общество или группа лиц, объединяемая общностью профессиональных или сословных интересов). Ряд российских ученых прямо говорят о сословном характере и нашего общества, где каждая группа людей наделена определенными полномочиями, а их услуги оплачиваются государством по весьма специфической схеме.

Это приводит к появлению нескольких стран в одном государстве, и возможности их пересечения сведены к минимуму. Юпитеры отдельно, быки отдельно. Девяностые не разрушили этой системы. Они лишь дали возможность покупать определенные сословно-корпоративные привилегии и атрибуты за деньги. Часть была связана с возможностью жить в параллельном мире – это и пресловутые мигалки, и спецномера, и охрана из действующих сотрудников правоохранительных органов. Другая – со статусом (типа докторских степеней и даже постов в академических институтах).

Выяснилось, что люди совершенно не против такого сегментирования. Ярчайший пример – правила дорожного движения. Начиналось все с продажи услуги – возможности нарушать правила, оказавшейся весьма востребованной в России. Ранее ездить не как все могли лишь представители избранных сословий. Возмущение же началось только тогда, когда выросли тарифы и аппетиты у соответствующей профессиональной группы.

Другой расстраивающий население момент – непонимание, как же попасть в эти высшие корпорации. То есть сам факт существования избранных особо не беспокоит – волнуют лишь трудности проникновения в их ряды. От власти просят не столько менять систему, сколько прояснить принципы ее функционирования. Скажем, формулируется кадровый резерв, но принципы попадания в него туманны. Говорится, что во власти должно быть больше молодежи. Но откуда – из определенных вузов или же молодежных движений? При этом саму молодежь совершенно не волнует проблема эффективности созданной государственной машины. Ей бы объяснили, что идет запись в элитные сословия. И даже публичные борцы с корпоративной структурой на деле сражаются за свой переход из простых сословий в высшие.

Выходит, что нужно принять решение – ломать корпоративную структуру или же ее узаконить. Тем более что раздаются совершенно неожиданные голоса в ее защиту. Ну, скажем, как еще расценить призыв к представительству бизнеса в парламенте. Ведь единственный путь к этому – закрепить за гильдией бизнесменов определенное число мест в высшем законодательном органе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать