Статья опубликована в № 2408 от 28.07.2009 под заголовком: Наше «мы»: Суд истории

Наше «мы»: Суд истории

Не часто приходится видеть, как он свершается. Но вот данные опроса, проведенного «Левада-центром» в июле. Положительно отнеслись бы к тому, чтобы отдать под суд «людей, развязавших войну в Чечне в 1994 г.», и «людей, которые ввели войска в Чечню в 1999 г.», соответственно 61% и 42% граждан РФ. (Отнеслись бы отрицательно 14% и 27%.) Это суд современников и свидетелей. Обе чеченские войны начались при жизни всех участников опроса, и позиция старших – тех, кто встретил эти события взрослыми и сознательными людьми, еще более сурова, чем позиция молодых. Конечно, это прежде всего моральное осуждение. Из материалов опроса нельзя вывести конкретные имена лиц, которых общественность требует судить. Ответственными за «развязывание войны в Чечне в 1999 г.» население в целом чаще всего делает «чеченских боевиков, бандформирования» (35%), «руководство Чечни» (19%). Третьим по счету виновником оказывается президент Ельцин, четвертым – «российское руководство в целом». Среди вариантов ответа фигурируют еще «премьер-министр Владимир Путин» и «Александр Лебедь». Но ни того, ни другого публика ответственным за эту войну не считает (менее 2% и 1% соответственно). Сильно отличается от общей позиция военнослужащих, силовиков, охваченных опросом. Они горячее всех прочих поддерживают идею судов, они ставят на первое место среди виноватых российское руководство в целом и лишь на второе – боевиков и бандформирования. Они вдвое чаще, чем все, возлагают вину на тогдашнее правительство и чаще всех выражают претензии к тогдашнему премьеру.

Цели «контртеррористической операции» считают достигнутыми 10% всех жителей, но лишь 6% военных. Около половины россиян считают, что эти цели «реализованы лишь отчасти», поскольку «угроза мятежей на Кавказе сохраняется». А четверть всего населения (и 42% военных) говорят, что «все оказалось бесполезно», ведь «Кавказ все равно рано или поздно отделится от России».

Обсуждая причины второй чеченской войны, народ прежде всего называет «экономические интересы тех, кто хотел поживиться на этой войне». Но между некоторыми группами в обществе есть разноречия. Люди в погонах главную причину видят именно в чьих-то корыстных интересах. А руководящие работники, резко отличаясь от военных (и остальных групп), едва ли не самой основной причиной требуют считать «провокации или попустительство» со стороны «российских спецслужб или силовиков», поскольку-де те были «заинтересованы в развязывании новой войны на Кавказе». Опросы отражают мнения лишь среднего и нижнего звеньев в силовых и властных структурах. Мы не можем сказать, существует ли такое же перевешивание ответственности друг на друга в их высших эшелонах. Но о том, что вопрос об исторической ответственности встал, данные говорят вполне определенно. Ведь недаром, обсуждая, кто виновен в развязывании второй чеченской войны, ответ «никто не виноват» выбрали менее 4% граждан.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать