Статья опубликована в № 2409 от 29.07.2009 под заголовком: От редакции: Бизнес Дон Кихота

От редакции: Бизнес Дон Кихота

Представьте себе, что некий предприниматель строит в вашем районе физкультурно-оздоровительный комплекс, утверждая, что ваши дети будут в нем заниматься бесплатно. Какова будет ваша реакция на такую информацию?

В лучшем случае подумаете, что это чудак, а в худшем – не поверите и решите, что за благовидным образом скрывается обычный бизнесмен, преследующий какую-то коммерческую цель. Так же полагает и подавляющее большинство респондентов, опрошенных исследовательской группой ЦИРКОН, которая пыталась выяснить отношение российского общества к социальному предпринимательству. Ответили «не поверю» 50% респондентов, «возможно, что в этом комплексе будут бесплатные занятия для детей, но это будут отдельные благотворительные акции для рекламы этого предпринимателя» – 23%, «обрадуюсь» – 22%.

В сознании россиян отсутствует понятие «социальное предпринимательство». Наши соотечественники относят к нему все, что угодно: и благотворительность, и бизнес, и деятельность социальных служб, и участие государства, и общественные организации. Многообразие формулировок начинается от нейтральных «корпорация, исповедующая принципы социальной ответственности» и «предприниматели, которые занимаются благотворительностью» и заканчивается откровенно враждебными вроде «аферисты, наживающиеся на людях».

На самом деле социальный предприниматель – это субъект, осознающий некую социальную проблему и использующий принципы предпринимательства для решения этой проблемы. Его единственная мотивация – общественное благо, но для достижения этой цели используются бизнес-технологии. Социальное предпринимательство начало развиваться в развитых странах в 70-х гг. прошлого века. Но на российской почве таких примеров пока почти нет.

Один из немногих – Южный региональный ресурсный центр в Краснодарском крае, который разрабатывает услуги по поддержке трудовых мигрантов, в том числе их легализации по низким расценкам, пытаясь вытеснить из этого сегмента (формально вообще-то относящегося к государственным функциям) теневых посредников. Другие примеры – фонды, оказывающие услуги в области образования, управления жилым фондом, организации по поддержке женского предпринимательства, кредитные союзы.

Большинство экспертов считает, что в нашей стране социальное предпринимательство в первую очередь может вырасти из некоммерческих организаций. Они, с одной стороны, имеют социальную ориентированность и опыт оказания социальных услуг. А с другой – потихоньку начинают осваивать коммерческую деятельность и внедрять бизнес-технологии.

Причина неразвитости социального предпринимательства в России проста: у нас традиционно считается, что решением социальных проблем должно заниматься государство. А представить ситуацию, когда этим наравне с государством занимались бы частные организации, наши сограждане могут с трудом. Еще труднее вписывается в наше сознание, что некоммерческие организации сами зарабатывают деньги для решения социальных проблем. В то, что в России возможно появление предпринимателей, которые будут создавать и вести свое дело не с целью получения прибыли, а для оказания помощи бедным и социально необеспеченным гражданам, не верит больше половины опрошенных ЦИРКОН.

Это означает, что среда не готова к появлению социальных предпринимателей. И даже если он где-то появится, то среда встретит его если не враждебно, то холодно. То есть, прежде чем развивать сами социально-предпринимательские проекты, надо проделать большую работу по созданию благоприятного климата и восприятию этого нового явления российской действительности. Иначе на самом начальном этапе это движение будет подорвано всеобщим недоверием. Ведь логику социального предпринимательства пока что не понимает не только российское общество, но и налоговые органы, законодатели, различные контролирующие органы. Все они ищут в нем какую-нибудь темную сторону.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать