Мнения
Бесплатный
Мария Эйсмонт
Статья опубликована в № 2415 от 06.08.2009 под заголовком: Гражданское общество: Порог чувствительности

Гражданское общество: Порог чувствительности

Борьба жителей Подмосковья за Химкинский лес попала в заголовки федеральных новостей после того, как главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова почти до смерти избили недалеко от собственного дома. О том, что в «мирной» Чечне вновь участились похищения людей и внесудебные казни, заговорили громче после чудовищной расправы над чеченской правозащитницей Натальей Эстемировой. В сегодняшней России порог чувствительности к нарушению прав человека настолько высок, что, кажется, только особо откровенные и бесчеловечные преступления способны хотя бы на время привлечь вялый интерес аудитории к проблеме.

О попытке общественности подмосковного Жуковского не допустить вырубку Цаговского леса ради строительства подъездной дороги вряд ли слышали за пределами этого города. Возможно, потому, что лидер инициативной группы, отстаивающей интересы жителей, и бывший оппозиционный кандидат в мэры, выступающий в защиту леса одновременно с оспариванием результатов прошедших 1 марта выборов, и редактор независимой газеты «Жуковские вести», единственного местного СМИ, освещающего это тему, слава богу, живы и здоровы. Что касается самих вопиющих нарушений прав жителей города, то кого этим сегодня удивишь? Для государственных СМИ это давнее табу, для оппозиции – недостаточно серьезный повод поднимать шум, для большинства россиян – наскучившая повседневность.

В тот момент, когда в центре Москвы российские и американские общественники обсуждали проблемы развития гражданского общества, это самое гражданское общество активно проявляло себя в 25 км от МКАД. И пока новый демократический президент США выступал в России со своей программной речью, десятки жителей Жуковского писали заявления с просьбой признать свои подписи под проектом строительства подъездной дороги через территорию Цаговского леса недействительными.

«Прошу дать опровержение против опубликования моей фамилии и фамилии членов моей семьи <...>»; «Никаких бумаг по этому поводу ни я, ни моя жена, ни моя семья не подписывали. Более того, нас никто ни о чем не спрашивал. Я и мнения своего по этому вопросу еще не составил, только задумываться начал. А тут <...>»; «После выборов мэра Жуковского я подписывался у собиравших подписи протеста против отмены результатов голосования по нашему избирательному участку. Подпись на копии бланка сделана моей рукой. Вероятно, это монтаж с другого листа». В каждом из выпусков «Жуковских вестей» за последний месяц по нескольку таких писем. И это не конец – газета добралась только до половины списка из более 5000 фамилий, якобы поддержавших проект подъездной дороги.

Эти подписи в ответ на официальный запрос редакции предоставил заместитель главы администрации города Борис Аубакиров. На что рассчитывали представители администрации, передавая списки прессе, – непонятно, поскольку немедленно вскрылись многочисленные фальсификации: часть подписей оказалась поддельной, другая – настоящими, правда поставленными вовсе не под согласием с проектом дороги, а под протестом против фальсификации выборов 1 марта. Тогда ради победы действующего мэра избирательная комиссия аннулировала результаты по нескольким округам, где оппозиционный кандидат набрал большее число голосов. Сотни протестующих на улицах города избирателей ничего не добились. «Проигравший» кандидат до сих пор ищет правды в суде.

Активность жуковчан не вписывается ни в тезис представителей власти о поддержке гражданами ее инициатив, ни в тезис некоторых представителей либеральной оппозиции о равнодушии и гражданской пассивности населения. И, видимо, поэтому не вызывает никакого интереса с чьей бы то ни было стороны.

Можно было бы привычно сказать жителям города: «Что же вы молчите?» Но ведь они не молчат. И фамилии, и адреса, и подписи десятков горожан, опубликованные на страницах газеты, говорят об отсутствии страха открыто заявить протест. Упрекнуть в неуважении к закону тоже не получается: активисты стараются до последнего не переходить границ дозволенного, хотя признаются, что молодежь задумывается о перекрытии дороги перед авиасалоном МАКС.

«Это был расчет на быдлость. На то, что проглотят, как обычно. Тут все на поверхности. Даже копать нечего», – говорит одна из лидеров инициативной группы горожан Анна Шилова. – Они [городские власти] своими действиями вооружают нас, а потом смотрят на нашу беспомощность».

А что, действительно, тут можно сделать? Перекрывать дорогу? Ждать, пока кого-то из активистов, не дай бог, ударят чем-то по голове в подъезде, чтобы это стало интересно мировой прессе?

Или все-таки попробовать что-то сделать раньше? Как минимум начать открыто говорить о том, что происходит рядом с нами, не дожидаясь, пока чья-то кровь придаст истории сенсационность. Ведь в сегодняшней России такое проявление гражданской активности само по себе почти сенсация.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more