Статья опубликована в № 2415 от 06.08.2009 под заголовком: Выбор из трех

Три сценария для экономики

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) описал три сценария развития экономики до конца 2010 г. Разница в том, как банки решат проблему плохих долгов

Успешное решение проблемы плохих долгов ограничит кризис 2009 годом, если только не будет новых внешних шоков; затягивание решений приведет экономику к долгой стагнации, пишет ЦМАКП (см. схему на стр. А3).

Банки не готовы наращивать кредитование – его объемы сокращаются с февраля. Сейчас банки пролонгируют задолженность, выдают новые кредиты на погашение старых – с осени доля кредитов сроком на один год выросла на 8 процентных пунктов до 61%, краткосрочных – сократилась на 13 п. п. Недоступность кредита приводит все больше предприятий к идее отказаться от погашения долгов, полагает соавтор исследования, экономист ЦМАКП Олег Солнцев. Отношение прибыли к долгу нефинансового сектора за январь – апрель сократилось до 10,4% против 23,3% в такой же период 2008 г. Доля проблемных и безнадежных ссуд составила на 1 мая 5,9% всей кредитной задолженности, в 2010 г. может вырасти втрое – до 18%, превысив уровень 1998 г. (тогда было 17,4%). Путь к докризисному уровню займет не менее пяти лет, считает Солнцев.

В первом сценарии – «Плавный подъем» – экономика начинает расти уже в I квартале 2010 г. (см. таблицу). Проблема плохих долгов решается через вхождение банков в активы предприятий и их реструктуризацию для снижения издержек (сокращение штатов или зарплат), советует Солнцев. Возможно частичное списание безнадежных долгов с «полуживых» заемщиков с условием принятия ими программы реструктуризации бизнеса. Результат – снижение долговой нагрузки и рост рентабельности, промышленность начинает наращивать выпуск с весны 2010 г., возобновляется рост инвестиций в основной капитал. Безработица начнет снижаться, зарплаты и доходы населения – расти.

Второй сценарий – «Кризисная расчистка». Банки либо продолжают пролонгацию безнадежных кредитов, либо массово инициируют банкротства. В первом случае в экономике возникают предприятия-зомби, хронические убытки которых финансируются государством и банками; во втором – на рынок выбрасывается имущество должников, формируя новый класс «ядовитых» активов, банки проводят масштабные списания, их капитализация падает. Для предприятий это означает новый кредитный кризис и необходимость резко снижать издержки, сокращая работников и фонд оплаты труда. По итогам 2010 г. промышленность и инвестиции продолжат падение, зарплаты не вырастут, экономика стагнирует.

Оба эти сценария предполагают отсутствие внешних шоков и стабильность рубля: бивалютная корзина к концу 2009 г. стоит 36,6 руб., к концу 2010 г. – 35,6 руб. (вчера – 37,4 руб.). Третий сценарий – «Затяжной выход» – начнется с повторения ситуации конца 2008 – начала 2009 г., спусковой крючок – новый виток мирового кризиса.

«Если ухудшения внешней конъюнктуры не наступит до октября, то его не будет и дальше», – считает Александр Апокин из ЦМАКП, в третьем сценарии все то же самое, что и во втором, плюс падение цен на нефть, девальвация и финансовый кризис.

От нового удара курс рубля тут же подскочит до верхней границы (41 руб. за бивалютную корзину), а в начале 2010 г. пробьет и ее. Ликвидность сокращается, компании и население бегут в валюту, неплатежи растут – идет вторая волна банковского кризиса. Банки массово банкротят должников. Девальвация увеличивает внешний долг, пойдут дефолты по внешнему долгу. Предприятия сокращают штаты, продолжается сокращение выпуска, об инвестпроектах можно забыть.

«Проблема плохих долгов – это специфическая проблема определенных секторов и категорий предприятий», – считает директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики Андрей Яковлев. У 85% из 706 опрошенных предприятий финансовая ситуация стабильная, рассказывает он: отношение задолженности (кредиторской и банковской) к финансовым поступлениям – не выше 2, а почти треть из этих 85% не имеет долгов вообще. Больше всего проблем у крупных предприятий, говорит он: по ним и кризис ударил сильнее, и кредитов они набрали больше. По данным ЦБ, наибольшая просроченная задолженность – у автопрома, пищевой промышленности, сельскохозяйственного машиностроения, деревообработки, наименьшая – у химической промышленности, металлургии, в производстве кокса и нефтепродуктов.

Предприятия, находящиеся в тяжелом положении, генерируют плохие долги по цепочке и нужно выявлять эти цепочки, советует Яковлев: «Реструктуризация в обмен на кредит – это правильно».

Вне зависимости от сценария банки будут списывать долги за счет накопленных резервов, вопрос лишь в том, каков будет объем списаний и сформируются ли под них адекватные провизии, будет ли вообще возможность формировать их, не уменьшая при этом капитал, рассуждает предправления Райффайзенбанка Павел Гурин. Списать долг работающей компании и банкрота – разные вещи, указывает топ-менеджер российского банка: первый списать сложно, поскольку функционирующее предприятие должно долги отдавать, а как списание долгов компаний-банкротов поможет экономике – большой вопрос.

Определяющий фактор для экономики – наличие спроса, говорит предправления СДМ-банка Максим Солнцев, проблему плохих долгов невозможно решить только через вхождение банков в капитал предприятия: «От реструктуризации они не начнут прибыльнее работать без спроса на продукцию». Работа с активами, по его мнению, возможна только при существенной капитализации банковской системы. Но если у бизнеса заемщика специфическая специализация, банк управлять им не сможет и все равно предпочтет продать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать