Статья опубликована в № 2437 от 07.09.2009 под заголовком: От редакции: Проблема кадров

От редакции: Проблема кадров

Последние недели в России, как никогда, были насыщены громкими и странными новостями.

Фантастическая история сухогруза Arctic Sea еще не закончена. В официальную версию Минобороны – что судно с грузом леса было захвачено пиратами с целью выкупа и освобождено военными моряками – мало кто верит. Слишком противоречивыми были и остаются сообщения о ходе поиска, обнаружении корабля, пиратах, экипаже, грузе. Главный редактор сайта «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко, первым сообщивший о пропаже сухогруза, вынужден был уехать в Таиланд из-за опасений за свою жизнь.

Еще одна официальная версия – о том, что у России нет контракта на поставку Сирии перехватчиков МиГ-31, – рухнула после интервью «Коммерсанту» президента Объединенной авиастроительной корпорации Алексея Федорова, одно из предприятий которой должно этот контракт исполнять.

Начальник Генштаба Минобороны Николай Макаров заявил в конце августа, что на Дальнем Востоке развернут зенитно-ракетный дивизион комплекса С-400 на случай проблем с северокорейскими ракетами, чем вызвал серьезное удивление коллег и экспертов – ведь до сих пор лишь один такой дивизион был произведен и принят на вооружение ПВО, он охраняет небо над Москвой. На данный момент остается неясным, то ли генерал Макаров оговорился, то ли развертывание ЗРК происходило в режиме чрезвычайной секретности (зачем тогда сказал?).

Первым обвиняемым по уголовному делу, связанному с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС, стал журналист Михаил Афанасьев – прокуратура обвинила его в клевете на руководителей Республики Хакасии и ГЭС. Дело через несколько дней закрыли. Но проблемы с тем, как освещать ситуацию на СШГЭС, по-прежнему остаются – на прошлой неделе руководство «Русгидро» отказало в праве работать на станции журналисту «Интерфакса», зато пригласило популярного блогера Рустема Адагамова (ник drugoi).

Вот эта история как раз понятна технологически: руководство «Русгидро» исправляет ошибки, допущенные поначалу в стратегии и тактике освещения аварии. Если высылка корреспондента «Интерфакса» представляется странной, то приглашение популярного блогера можно назвать современным и профессиональным пиаровским ходом.

Даже беглый обзор новостей позволяет констатировать, что в информации, исходящей от госструктур или связанной с их работой, профессионализм обнаруживается не всегда. Возможно, разные решения принимаются разными штабами. Скажем, в первые дни после аварии на СШГЭС руководство станции не очень понимало, как и что можно сообщать СМИ, а местная прокуратура возбудила дело в отношении журналиста, исходя из дурно понимаемого принципа корпоративной солидарности. С течением времени все успокоились, информационная политика была централизована, последовали новые решения.

Ситуация с сухогрузом Arctic Sea сама по себе непроста. Тем не менее авантюрный роман, написанный про него мировыми СМИ, позволяет утверждать, что и здесь не было четкого представления: что, как и сколько говорить, чтобы достичь стандартной пиаровской цели – минимума репутационного ущерба и максимума репутационной прибыли (в данном случае для России). В случаях с самолетами и ракетами, похоже, просто некому было планировать информационную политику.

Частота информационных странностей может быть не только следствием дефицита специалистов по пиару. Одни не могут починить турбину, другие правильно – потратить деньги, третьи – сосчитать зенитно-ракетные комплексы, четвертые – обеспечить безопасность судоходства (ну или секретность тайных операций – в зависимости от цели).

Репутация зависит не только от слов. Скажем, решение районных властей истребить всех комаров и мошек на Ванкорском месторождении в Красноярском крае к визиту Владимира Путина или решение неустановленных лиц отравить всех бездомных собак в Иволгинском дацане Бурятии к визиту Дмитрия Медведева воспринимается однозначно негативно. Может, такие акции лучше не планировать?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать