Статья опубликована в № 2438 от 08.09.2009 под заголовком: От редакции: Конфликт интересов

От редакции: Конфликт интересов

Когда лидеры стран «двадцатки» встречались весной, их объединял нешуточный страх перед мировой рецессией. Но когда в минувшие выходные в Лондоне собрались министры финансов и главы центробанков «двадцатки», оказалось, что им труднее договориться о поддержке наметившегося экономического подъема, чем о пожарных антикризисных мерах.

В I квартале этого года семь крупнейших мировых экономик переживали тяжелые времена: их совокупный ВВП в годовом исчислении рухнул на 8,4%. Мир тогда замер в ожидании худшего, с ужасом глядя на то, что происходит в финансовом секторе и с какой скоростью падают объемы мировой торговли (с сентября по декабрь прошлого года – на 17%).

Сейчас министры финансов расслаблены и спокойны. Они знают, что это был самый худший квартал. Все меньше банков страдают от нехватки ликвидности, начал возрождаться рынок корпоративных заимствований. Уже очевидно, что объемы мировой торговли стабилизировались на уровне начала 2009 г.

Явный подъем наблюдается в экспортоориентированных экономиках: Германия и Япония, ВВП которых рухнул в I квартале на 13,4% и 11,7% соответственно, начали расти на 1,3% и 3,7% в годовом выражении. У других развитых стран дела тоже понемногу налаживаются. Главное, что и на официальном уровне, и на уровне потребителей появилась уверенность в завтрашнем дне.

И тут-то выяснилось, что страх сплачивает страны гораздо лучше, чем надежды на восстановление экономического роста.

Даже зимой, когда перед лицом общей экономической угрозы «двадцатка» договорилась ограничить протекционизм, национальные интересы оказались выше, чем общемировые, – вернувшись домой, на практике каждый стал тянуть одеяло на себя, защищая своих производителей и не соблюдая общие договоренности. Что уж говорить теперь, когда каждому правительству придется еще несколько лет разгребать последствия пожарных антикризисных мер.

«Двадцатка» разделилась на группы по интересам: Германия и Франция твердо настроены ограничить государственные заимствования и проводить жесткую бюджетную политику. Великобритания, наоборот, нацелена на максимальную гибкость в расходах и долговой политике.

Россия возвращается к масштабным государственным заимствованиям, сохраняет раздутые социальные обязательства и не очень-то готова ужесточать банковское регулирование. США, напротив, не только собираются вводить более суровые требования к банкам, но и настоятельно предлагают всем остальным странам сделать то же самое, унифицировав новые драконовские нормы на общемировом уровне. При этом американское правительство, так же как и российское, не намерено урезать бюджетные расходы и сохраняет высокий бюджетный дефицит.

Согласия удалось достичь, пожалуй, только в одном: из антикризисного режима нужно выходить постепенно, нельзя резко отказываться от программ стимулирования экономик. Следует это делать только по мере того, как экономики будут адаптироваться к новым условиям. Это означает, что существующие программы поддержки потребителей, производителей и финансовых институтов большей частью будут сохранены. А когда придет время сокращения антикризисных программ, «двадцатка» должна обеспечить правительствам политическую поддержку.

Поддержка очень понадобится. Ведь огромные бюджетные дефициты, накопленные в результате противостояния кризису, нужно как-то сокращать. Как известно, у правительств есть только три варианта: повышать налоги, занимать на рынке, сокращать расходы.

Новые займы – вещь опасная. Поэтому МВФ, например, давно готовит правительства к тому, чтобы те настраивались на повышение налогов и ограничение социальных расходов. И то и другое – очень болезненные меры, осуществлять которые политически будет крайне сложно. Правда, непонятно, каким образом «двадцатка» будет поддерживать в этом руководителей стран-членов. Может, морально? Соберутся, пожалуются друг другу на тяжелую политическую обстановку, глядишь – и легче станет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать