Статья опубликована в № 2448 от 22.09.2009 под заголовком: Передача власти: Завести моторчик

Дмитрию Медведеву необходима мощная политическая партия

Декларация о намерении модернизировать страну, заявленная президентом Дмитрием Медведевым в статье «Россия, вперед!», была слишком сильной, чтобы все закончилось как обычно: прочитали, обсудили, потихонечку начали забывать и побежали дальше по волнам повестки дня, к новым информационным поводам и политическим сигналам.

Дело не только в по-своему беспрецедентном прямом обращении главы государства к гражданам и в прямоте оценок некоторых проблем развития страны. Главное, что признано: экономическая модернизация невозможна без изменения «общественного строя» – взаимоотношений государства с гражданами – и развития демократии (пусть и со всеми сделанными примечаниями о постепенности, умеренности и неспешности).

То есть самое важное предложение Медведева – о сотрудничестве, о формировании общественной коалиции за модернизацию. Это предложение адресовано как сторонникам, так и тем, кто с президентом не во всем согласен, но кому «за державу обидно» и кто хотел бы перемен к лучшему. Подобные предложения по многу раз не делаются и, что может быть еще важнее, вряд ли по многу раз принимаются. Если это окажется профанацией, в другой раз на крик «волки, волки!» едва ли кто прибежит.

Здесь и возникает ряд вопросов по поводу того, что дальше может произойти с заявленными Медведевым модернизационным курсом и предложением о сотрудничестве с обществом. И как будет действовать президент, чтобы начать движение к нарисованному им образу будущей России.

Первый сюжет – объявленная главой государства дискуссия, сбор мнений, предложений и идей для ежегодного послания Федеральному собранию. Откликов уже очень много, сбор идей организован, политический сигнал про диалог гражданина Медведева с футурологом Максимом Калашниковым (где главное даже не обсуждение конкретных предложений, а то, что «интересы дела требуют стать выше неприязни») подан. Нет сомнений, что довольно обширная работа по обобщению гражданских инициатив навстречу посланию будет проделана.

Но полностью картина прояснится, только когда прозвучит само ежегодное послание и станет очевидно, какую «стилистическую позицию» займет президент в ходе этого выступления перед политическим классом и высшей бюрократией. Будет ли он ближе к условной позиции «мы с вами, коллеги, рассмотрели предложения граждан и уточнили наши планы» или же к такому же условному посылу «мы с гражданами посоветовались и теперь хотим сказать вам – госаппарату, – что мы с обществом думаем и что необходимо предпринять».

Следующий ключевой момент состоит в том, что проведение дискуссии навстречу ежегодному посланию – важная, но довольно узкая задача укрепления сотрудничества с обществом, если речь идет о реализации долгосрочной модернизационной стратегии. Неизбежно возникает вопрос, каким образом и дальше – за горизонтом ближайших двух-трех месяцев – должно быть выстроено предложенное президентом неравнодушным гражданам постоянное сотрудничество. Конечно, так или иначе сохранится и интернет-диалог, будут работать различные дискуссионные площадки, продолжится обсуждение модернизационных вопросов партиями и общественными организациями, будут поддерживаться традиционные каналы обратной связи через интервью СМИ и видеоблог президента. Но возникнет ли (потребуется ли?) более активное вовлечение неравнодушных граждан в президентскую политику? Должно ли это сотрудничество быть как-то сверх того институционализировано в рамках политической системы?

Может ли, к примеру, возникнуть и быть организовано некое новое общественное движение «За Медведева»? Или, если предпочтительно говорить о политической мобилизации в рамках существующей партийной системы, будет ли нужен серьезный медведевский призыв «сотрудников» в существующие политические партии, причем необязательно только в «Единую Россию», если речь идет о критически настроенных модернизаторах? Или может ли случиться так, что разумным окажется глубокое переформатирование под идею «сотрудничества» одной из существующих малых партий – например, мучительно ищущего себя «Правого дела»?

На праволиберальном фланге – там, где, по идее, должен был бы концентрироваться модернизационный импульс, – у российской партийной системы до сих пор зияет черная дыра, лишь частично прикрываемая всеохватной «Единой Россией». А ведь если всерьез говорить об инновационном развитии и модернизационном рывке, необходима серьезная и довольно большая партия, работающая как постоянно крутящийся «моторчик», не позволяющий политической системе игнорировать модернизационную повестку дня. Чтобы эту работу не приходилось выполнять только исполнительной власти или президенту лично.

Наконец, еще один активно обсуждаемый сегодня вопрос касается кадровой политики и состоит в том, можно ли считать отставки и пересаживания чиновников с места на место элементом модернизационной политики, модернизационных действий власти.

Как таковые пляски вокруг кресел не имеют особого смысла и существенного значения, если за этим не стоит никакой идеи и реального содержания. Другое дело, что некоторые назначения могут быть знаковыми для общества. Например, в апреле президент США Барак Обама произнес перед американской Национальной академией наук речь о приоритетах развития и необходимых для этого новых кадровых принципах. Он объявил приоритетом США «создание экономики XXI в. – экономики чистой энергии» и логично назначил министром энергетики ученого-физика и нобелевского лауреата Стивена Чу. Так что если сами по себе отставки – это и правда часто не политика и не модернизационное действие, то вот новые назначения очень даже могут быть сигналом обществу о приоритетах власти и частью модернизационной политики.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать