Статья опубликована в № 2458 от 06.10.2009 под заголовком: Передача власти: Трудности перевода

Почему у России нет долгосрочной стратегии

Слушая руководителей страны, начинаешь верить, что страна и правда вот-вот расцветет. Ведь среди заявленных целей модернизационного развития нет ничего такого, что было бы в принципе невозможно. Надо только перейти от слов к делу. То есть продемонстрировать ту самую политическую волю и последовательность государственных решений, которая приведет нас к поставленной цели. Необходимой вещью для любой модернизации является качество государства.

Действительно серьезная проблема возникает тогда, когда само государство принимается убеждать нас, что все равно ничего не получится. Невозможно что-то сделать или из-за коррупции, или из-за сложности задачи, или по каким-то другим причинам непреодолимой силы.

Как только из заявлений руководителей страны реформа переходит к практической стадии, сразу выясняется, что то или иное решение проблемы – это сложная институциональная и управленческая задача, в процессе реализации которой не избежать большой коррупции и мошенничества. Ну а раз это сложно, злоупотреблений не избежать, а бороться с ними бесполезно, то делать ничего не будем.

Разговоры, что строить дороги и давать деньги на прочую инфраструктуру не надо, потому что все равно все разворуют, стали уже классикой жанра. Аналогичным образом протекает любая дискуссия по поводу изменения налоговой политики. Финальную точку в ней, как правило, ставит указание на то, что реформировать налоги сложно, может не получиться, платить перестанут и можем ничего не собрать.

Изменение технических стандартов – вроде бы ясная и предельно технологичная модернизационная мера. Но перспектива их внедрения постоянно отодвигается. Уже несколько раз все с тем же привычным рефреном – не можем, не успеваем, не готовы – переносились сроки введения в России стандартов топлива «Евро-3». Не удивлюсь, если новая расчетная дата расставания с грязной горючкой (31 декабря 2010 г.) вновь будет как-нибудь сдвинута. И для этого будут найдены новые аргументы. Аналогичных историй не счесть. Широко обсуждаемый сейчас вопрос о внедрении энергосберегающих лампочек, наверное, тоже рискует закончиться через год-другой «как всегда».

Самое удивительное, что, когда представители власти ссылаются на то, что работать очень трудно, поскольку вокруг сплошное воровство и лоббисты не дают проходу, окружающие часто воспринимают это сочувственно и даже позитивно. Как свидетельство тонкого и глубокого понимания властью суровой реальности, а не как фактическое признание неэффективности и недееспособности государства.

Другая проблема – чтобы политика была эффективной, нужно думать, говорить и делать одно и то же. Расхождение между словом и делом и попытки управлять реальностью, изымая из нее нечто неудобное, плохо сказываются на качестве принимаемых решений.

Так, например, серьезным недостатком бурно идущей открытой дискуссии по поводу закона о торговле является то, что из нее изъят вопрос о влиянии на ценообразование (как в торговле, так и в сельхозпроизводстве) коррупционного налогообложения. Возможно, тема коррупционного налога сознательно выводится за скобки вырабатываемого решения. Но тогда качество и полнота этого решения будут заведомо сомнительными, оно будет слабовыполнимым, а результат регулирования может оказаться для всех неожиданным и «перпендикулярным» задуманному.

Другой вариант – проблема коррупционного налога за скобки не выводится, но решаться она будет как-то в ручном режиме, в каждом конкретном случае и вне связи с правовым полем. Но такого рода начальственный окрик, переговоры в узком кругу или периодические «посылки доктора» деловой климат в отрасли принципиально не изменят, поскольку риски никуда не денутся, а может, даже возрастут.

Перевод масштабных целей развития на язык повседневной жизни и конкретно-прикладных действий власти раз за разом приводит к тому, что на первый план выдвигаются совершенно другие вопросы. Как перераспределятся полномочия и кто кого «отпротивовесит»? Как отреагируют те или иные группы влияния и что потребуют взамен? Являются ли те или иные сигналы действительным желанием обновить политику или же это инструмент, с помощью которого кто-то кого-то пытается переиграть на аппаратном поле? У кого в связи с модернизацией намечаются торжества, а у кого аресты?

Если подобный способ управленческого мышления остается главным, вряд ли стоит говорить о возможности долгосрочной стратегии развития. Если государство намерено справиться с модернизацией, то важно понимать, что любой долгий путь состоит из многих тысяч отдельных шагов и решений. Изрядная часть из них не делается, потому что «может не получиться» или перечеркивается, потому что «на самом деле все немного иначе». Не говоря о том, что задачи «делать модернизацию» и «сохранить рейтинг» не всегда совпадают.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать