Статья опубликована в № 2463 от 13.10.2009 под заголовком: Глобалист: Больше чем ВВП

Чем измеряется благополучие граждан?

Необходимость справиться сразу с двумя кризисами – экономическим и климатическим – ставит перед нами вопрос: дает ли имеющаяся статистика правильные сигналы, позволяющие принимать нужные сегодня решения?

Если наши измерительные инструменты плохи, то наши цели (например, рост ВВП) в действительности могут способствовать снижению уровня жизни. Также мы можем думать, что стоим перед труднейшим выбором – или нам увеличивать производство, или защищать окружающую среду. Но такого размена в действительности нет. Новый подход к измерению экономических результатов может показать, что предпринимаемые шаги для улучшения состояния окружающей среды являются одновременно и благом для экономики.

Полтора года назад президент Франции Николя Саркози учредил международную комиссию по основным показателям экономической деятельности и социального прогресса. В сентябре наша комиссия выпустила первый отчет.

Наш главный вопрос: является ли ВВП адекватным измерителем уровня жизни населения страны? Во многих случаях статистика ВВП создает впечатление, что экономическое положение улучшается, в то время как большинство граждан на своем повседневном опыте этого не чувствуют. Кроме того, сосредоточенность на росте ВВП приводит к противоречию. Политические лидеры видят свою задачу в стимулировании экономического роста. Но одновременно с этим граждане требуют от них и борьбы с загрязненностью воздуха, говорят о необходимости снижения уровня шума и повышения качества воды. Между тем меры, направленные на эти цели, могут привести к снижению роста ВВП.

Тот факт, что ВВП не лучший инструмент для измерения благополучия граждан, конечно, давно признан. Однако недавние изменения в обществе и экономике привлекли внимание к этим проблемам, а усовершенствованные методы сбора статистических данных позволили улучшить качество информации.

Например, ВВП по идее должен измерять стоимостные объемы производства товаров и услуг. Но как минимум в одном ключевом секторе – государственном – у нас нет способа адекватно измерить эти показатели, поэтому часто мы просто считаем, что размеры государственных расходов являются оценкой деятельности госсектора. Если правительство тратит больше – не важно, эффективно или неэффективно, – его вклад в ВВП растет. За последние 60 лет доля государственного сектора в ВВП увеличилась с 21,4% до 38,6% в США, с 27,6% до 52,7% – во Франции, с 34,2% до 47,6% – в Великобритании и с 30,4% до 44,0% – в Германии. Таким образом, то, что раньше было относительно незначительной проблемой, сегодня стало одной из основных.

Сейчас в мире появляется больше автомобилей более высокого качества, а не просто увеличивается количество выпускаемых машин. Речь идет о качественных улучшениях – в наше время именно на такие улучшения приходится большая часть прироста ВВП. Однако сделать адекватную оценку качественных улучшений трудно. Та же проблема и в здравоохранении: обществу предоставляются разные медицинские услуги, но большая часть достижений связана с повышением качества этих услуг.

Проблема сопоставимости данных возникает и при сравнении разных стран. США тратят на здравоохранение больше, чем любая другая страна (и с точки зрения подушевых расходов, и с точки зрения доли в доходах), однако эффективность этих трат ниже, чем во многих других странах. Часть разницы между ВВП на душу населения в США и некоторых европейских странах, таким образом, может быть не свидетельством отставания Европы от США, а следствием неадекватных измерений.

Еще одна важнейшая проблема для многих обществ – рост неравенства доходов. Причем существует растущее несоответствие между средним доходом и усредненным доходом (т. е. доходом «типичного» человека, доход которого находится посредине графика распределения всех доходных групп). Если банкиры становятся богаче, то средний доход в стране возрастает, даже если доход большинства обычных граждан снижается. Таким образом, показатель ВВП на душу населения может не отражать реальных изменений, касающихся большинства граждан.

Сегодня даже те, кто верит в эффективность рынка, ставят под вопрос возможность полагаться на рыночные цены в некоторых ситуациях. Например, прибыли банков перед кризисом – третья часть всех корпоративных прибылей – как оказалось, были миражом.

А значит, иначе должна измеряться экономическая эффективность и выводы из полученных данных должны быть другими. Перед кризисом рост экономики США (рост стандартного ВВП) выглядел намного лучше, чем экономический рост в Европе. Именно поэтому многие были убеждены, что Европе следует перенять капитализм в американском стиле. Конечно, каждый, кто желал разобраться, мог увидеть катастрофический рост задолженности домохозяйств в США. Поправка на долг скорректировала бы обманчивое впечатление об успехе американской экономики, демонстрируемом обычным ВВП.

Адекватные оценки нашего уровня жизни и нашего благополучия должны учитывать и устойчивость развития. Любая фирма в своей финансовой отчетности указывает амортизацию стоимости основного капитала. Точно так же и наши народно-хозяйственные балансы должны отражать опустошение запасов природных богатств и деградацию нашей окружающей среды.

Статистические модели в идеале должны суммировать происходящее в наших сложных обществах с помощью нескольких легко интерпретируемых показателей. Нельзя все свести к одному показателю – ВВП. Работа комиссии по измерению основных показателей экономической деятельности и социального прогресса приведет, будем надеяться, к лучшему пониманию того, как должен оцениваться наш уровень жизни.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать