Статья опубликована в № 2465 от 15.10.2009 под заголовком: От редакции: Беречь голос

Оппозиция слаба, потому что раздроблена

Депутаты трех партий вчера демонстративно покинули зал заседаний Госдумы в знак протеста против массовых фальсификаций на прошедших выборах. Они обещали вернуться только после встречи с президентом и пересчета голосов. Исполнительная власть пока утверждает, что масштабных подтасовок не происходило, и показывает, что не намерена отменять итоги значимых кампаний.

Юрий Лужков отказался обсуждать итоги выборов в Мосгордуму с лидером столичных коммунистов Владимиром Уласом, Мосгоризбирком большинством голосов утвердил итоги выборов. Несмотря на требования оппозиции пересчитать голоса и то, что на отдельных участках в Северном округе столицы за «Единую Россию» проголосовало свыше 98% избирателей.

Возможно, думские партии, часть которых трудно искренне назвать оппозицией, не надеялись на положительный ответ. Скорее намеревались обратить внимание на наиболее вопиющие случаи фальсификации и добиться уступок для будущих выборов – облегчить доступ к СМИ и расширить права наблюдателей. Работу Госдумы их демарш не нарушил: подавляющее большинство в нижней палате парламента – 315 мест из 450 – позволяет партии власти принимать законы в отсутствие оппонентов. Тем не менее протест доселе абсолютно покорных депутатов вызвал нервную реакцию чиновников и представителей «Единой России».

Что же вызвало беспокойство? Депутатский бунт вряд ли способен вызвать массовый общественный отклик. Его вряд ли можно сравнить с протестами депутатов прошлых лет. Например, с Выборгским воззванием 1906 г., когда группа депутатов распущенной 1-й Думы призвала народ к гражданскому неповиновению. Или с призывом части членов Учредительного собрания не признавать его роспуск советской властью в январе 1918 г., за которым последовали многотысячные демонстрации в Москве и Петрограде, жестоко разогнанные красногвардейцами. Невозможно сейчас и повторение ситуации конца 1980-х – начала 1990-х гг., когда оппозиция собирала на митинги сотни тысяч людей. Но, видимо, власть озадачена самим фактом неповиновения партий, созданных кремлевскими политтехнологами.

Это скорее похоже на Древний Рим, когда плебеи в знак протеста уходили на священный холм Авентин и возвращались после политических уступок.

Например, в 494 г. до н. э. они выступили против невозможности избирать представителей в государственные органы и вернулись, добившись права избирать трибунов, имевших право накладывать вето на законы, затрагивавшие интересы плебеев. Античный опыт повторился в недавней истории Италии. В апреле 1924 г. национальная фашистская партия Бенито Муссолини выиграла парламентские выборы, прибегая к террору против оппозиции и фальсификациям. Относительно небольшое преимущество (4,5 млн голосов против 3,5 млн) благодаря новому избирательному закону позволило фашистам получить квалифицированное большинство в 355 мандатов из 531.

Депутат-социалист Джакомо Маттеотти на заседании парламента 30 мая 1924 г. привел неоспоримые доказательства подтасовок результатов выборов. 10 июня он был похищен и убит. Когда в августе 1924 г. его тело было найдено полицией, депутаты оппозиционных партий отказались от участия в заседаниях парламента. Уход нефашистских групп заставил Муссолини прервать сессию. Правительство растерялось, а Муссолини отмежевался от совершенного преступления и заявил, что пресечет террор. Однако разногласия между оппозиционными партиями и сектантство коммунистов, не желавших создавать единый фронт, позволили Муссолини пережить «кризис Маттеотти» и перейти к решительным действиям.

24 декабря 1925 г. был принят закон о полномочиях главы правительства. Согласно ему премьер отвечал только перед королем, он мог настаивать на вторичном обсуждении парламентом отклоненного законопроекта, а декреты могли вводиться в действия без одобрения парламентом. Будем надеяться, в России все закончится не так печально.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать