Статья опубликована в № 2467 от 19.10.2009 под заголовком: Человек недели: Дмитрий Тулин

Дмитрий Тулин: человек, который рассказал правду о "Глобэксе"

Решения о судьбе того или иного банка в российском ЦБ принимает коллегиальный орган – комитет банковского надзора. Так же было и при отборе банков в систему страхования вкладов. И вот, представьте, перед рассмотрением очередного претендента два высших должностных лица в банковском надзоре говорят о необходимости запретить банку принимать вклады. Такую же позицию до членов комитета доводит и председатель ЦБ Сергей Игнатьев (не входит в комитет). Казалось бы, судьба банка предрешена... Но восемью голосами против двух принимается положительное решение.

Вроде бы хрестоматийный пример независимости голосовавших, говорящий о беспристрастности надзора. Но Дмитрий Тулин, рассказавший об итогах голосования по банку «Глобэкс», рассуждает иначе. Потому что «Глобэкс» – другой пример, также ставший хрестоматийным. И в части формирования капитала ненадлежащими активами (а проще говоря, рисования), и в части блокирования через суд решений регулятора, и в части сбора вкладов для финансирования строительных проектов владельца. В Центробанке это прекрасно знали, утверждает Тулин. И описывает в журнальной публикации, как он пытался, будучи зампредседателя ЦБ, добиться от коллег применения к «Глобэксу» необходимых санкций. Признавая, что для банка они бы стали фатальными.

Мотивы, побудившие Тулина взяться за перо, он объясняет просто: так дальше жить нельзя, надо усовершенствовать надзор, дабы не повторялись подобные истории. Благо сюжет с «Глобэксом» после его перехода под контроль Внешэкономбанка можно относительно безболезненно обсуждать. Представители ЦБ эту историю не комментируют, а неофициально уверяют, что, мол, и кейс этот не совсем показателен, и Тулин раскрыл информацию не полностью.

В этом есть доля истины: слухов и сплетен из кухни банковского надзора доносится много, а вот реальных историй «от и до» по пальцам пересчитать. Да еще в изложении сотрудников ЦБ, пусть и бывших. Публикация Тулина уже породила не меньше пересудов, чем обличительные письма банкира Алексея Френкеля, обвиненного в организации убийства начальника Тулина по ЦБ, первого зампредседателя Андрея Козлова. В случае с письмами Френкеля дело дальше не пошло. В случае с Тулиным также сомнительно, что он извне сможет сподвигнуть ЦБ на перемены с большим успехом, чем когда был инсайдером. Если только ему на помощь не придет кто-то из влиятельных читателей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать