Статья опубликована в № 2477 от 02.11.2009 под заголовком: Размышляя о прочитанном: Модернизация как ФЦП

В российской власти началась паника

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На страну обрушилась волна критики существующей системы, которую выплескивает на публику уже не только президент Медведев, но и его ближайшее окружение. Мне кажется, во власти началась некоторая паника. Можно возразить, что это не паника, а преднамеренный маневр, хорошо продуманная кампания, но слишком много проколов, нестыковок, порою глупостей. Нечто подобное наблюдалось год назад, когда всем уже было очевидно, что экономика стремительно летит вниз, а власть кормила страну разговорами об островке стабильности, о грядущем экономическом росте, о нефти по $95 и т. д.

Основанием для нынешней паники, на мой взгляд, является осознание властями того факта, что «так жить нельзя»: вроде бы и антикризисные меры разработаны и приняты, вроде бы и нефть уже под $80 (а это уровень конца 2007-го) и все страны мира потихоньку от стагнации переходят к пусть и неустойчивому, но все-таки росту – а в России кладбищенская тишина! Те позитивные сигналы, которые подает статистика, связаны исключительно с восстановлением экспорта, бюджетные доходы, не связанные с нефтью, продолжают снижаться, банки не хотят кредитовать экономику, а сама экономика, упав на дно, не хочет отжиматься.

Вот и Владислав Сурков поделился своими взглядами на проблемы модернизации в интервью журналу «Итоги». Это интервью можно разделить на две части. Сначала произносятся фразы, которые еще год назад можно было услышать только из уст самых крайних критиков режима: «Сырьевые общества больше склонны к стагнации. Надо осознать, что, если мы не преобразуемся, мы обречены если не на распад и гибель, то на поражение в мировой конкурентной борьбе и довольно унылое существование», надо «создать среду для инновационной деятельности», «мы привлечем иностранных ученых и инженеров», «никакая опора исключительно на собственные силы в принципе невозможна» и т. д. Не согласиться с ними невозможно, готов подписаться под ними вместе с автором.

Но очень быстро становится понятно, что совсем не эти фразы отражают взгляды автора. В голове у г-на Суркова навсегда засела идея о всесилии государства. Вот он говорит о модернизации: «Выйти хотя бы на приличный уровень развития нормальных стран – это и есть первая часть нашей работы. Конечно, тут надо видеть проблему: понимать, какие именно технологии нам нужны, где их взять», «мы должны в течение нескольких лет по тем пяти стратегическим направлениям, которые обозначил президент <...> реализовать весьма амбициозные проекты модернизационного характера».

Отчетливо видно, что и Сурков, и, похоже, президент относятся к модернизации как к федеральной целевой программе: нужно поставить цель, выделить средства и достичь результата. Проблема одна – «были бы деньги». А вот денег-то нет и уже не скоро будут.

Самым поразительным для меня в этом интервью стало пренебрежение, с которым автор говорит о российском бизнесе: «Чем занималось поколение современных предпринимателей? Оно делило, участвовало в перераспределении как раз наследства СССР. Их поведенческий мотив прост: надо найти что-то и заполучить. Российский бизнес на сегодня не породил ни Фордов, ни Эдисонов, ни Биллов Гейтсов». Я не хочу делать из наших бизнесменов агнцев, но они зарабатывали свои состояния на том, что им позволяло делать государство. Приватизировать нефтяные скважины или алюминиевые заводы было не только дешевле и эффективнее, чем поднимать отечественное машиностроение, но на этом пути государство ставило гораздо меньше барьеров, чем на пути модернизации «Пермских моторов» или «Силовых машин».

Г-н Сурков не считает, что в России появился целый ряд секторов, которых раньше просто не было: мобильная связь, торговые сети, банки и страховые компании. Я хорошо видел, что в начале 2000-х гг. российские операторы мобильной связи предлагали гораздо более качественный сервис, нежели их европейские или тем более американские аналоги. Но уже вскоре это преимущество начало таять: европейские операторы вышли на технологии 3G, а российские уперлись в государство, которое, как собака на сене, держало ненужные ему частоты и тем самым блокировало развитие услуг мобильной связи. Теперь я с ужасом жду, что на конкурентный рынок мобильной связи выйдет государство, которое будет настойчиво перекраивать его в свою пользу, что приведет к еще большему разрыву в объеме и качестве услуг.

Еще одна фраза из интервью г-на Суркова: «Мы должны радикально повысить доступность широкополосного интернета». Он, возможно, не знает, что доступность широкополосного интернета определяется позицией компаний, владеющих фиксированными линиями связи, – в нашем случае это всевозможные «связьинформы», которые управляются государством. Понять, почему они не продвигали эту услугу в последние годы, когда весь мир шел в этом направлении, невозможно. Единственным исключением является Москва, где большинство телефонных линий принадлежит частной «Системе», которая давно уже сделала широкополосный интернет не только доступным, но и самым дешевым в стране (хотя пока в 1,5–2 раза дороже, чем в Европе).

Что бы ни думал г-н Сурков, а добавленную стоимость в экономике производит бизнес-сообщество. Российское государство этого делать не умеет, в лучшем случае оно способно добавленную стоимость перераспределять, в худшем – растащить по карманам. В стране нет ни одного примера успешного бизнеса, где бы владельцем контрольного пакета являлось государство, напротив, мы видим, как такие компании одна за другой идут на дно, а государство бросает им спасательные круги в виде госгарантий или прямых дотаций. Когда речь идет о модернизации за государственный счет и под государственным руководством, это значит, что в очередной раз ресурсы будут потрачены, а результатом станет еще большее отставание нашей страны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more