Статья опубликована в № 2482 от 10.11.2009 под заголовком: Свиной грипп: Важно, кто считает

Свиным гриппом демократические страны болеют гораздо сильнее

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Подсчет числа заболевших гриппом представлял бы собой хорошую иллюстрацию относительности разных подходов к счету, если бы от его результатов не зависело состояние здоровья конкретных людей. По подсчетам главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, на 2.11.2009 в России выявлено 3122 случая гриппа H1N1 (свиного гриппа), 19 из которых закончились летальным исходом. Академик РАМН Дмитрий Львов считает по-другому: по его данным, число инфицированных лиц в России уже в начале октября исчислялось десятками тысяч.

Онищенко и Львов принадлежат к одному и тому же профессиональному сообществу врачей, прослушивали в институтах примерно те же самые курсы и вроде бы должны разговаривать на одном и том же языке. Но складывают по-разному.

Помимо конвенций результаты статистических подсчетов также зависят от контекста властных отношений, в котором они осуществляются. Специалисты-статистики – да и просто интересующиеся любители – помнят, как Италия за одну ночь в 1987 г. (т. е. еще до начала «эпохи Берлускони») стала на 18% богаче. Ее ВНП был увеличен волевым решением правительства за счет включения в него прежде не учтенного теневого сектора. В результате этого росчерка пера Италия «догнала и перегнала» по этому показателю Британию. История умалчивает, почему ВНП был увеличен лишь на 18% – по некоторым оценкам, размеры теневого сектора в то время достигали 22–23%. Почему решили не «догонять» Францию и Германию, имевших следующий по абсолютным размерам объем ВНП, можно спорить. Видимо, не хватило амбициозности в решениях.

Поправку на «фактор власти» при интерпретации макроэкономической статистики нужно делать и в России. Данные о промышленном росте, выдаваемые Федеральной службой государственной статистики, никак не хотят согласовываться с расчетами Министерства экономического развития. Представители первой говорят о стабилизации промышленного производства на уровнях, которые метафорически называют дном, тогда как представители второго находят свидетельства возобновления позитивной динамики этого показателя. Учитывая, что Федеральная служба государственной статистики находится в прямом подчинении у Министерства экономического развития, не составляет большого труда понять, какая именно оценка и признается «правильной».

С гриппом H1N1 ситуация сложнее уже потому, что в отличие от макроэкономики ее можно прочувствовать непосредственно и не в отдаленном будущем, когда все мы точно умрем, как отмечал Джон Кейнс, а в самом что ни на есть настоящем. Поэтому «фактор власти» необходимо учитывать не из абстрактных теоретических соображений, а в целях сохранения собственного здоровья.

В данном случае «фактор власти» может работать как на преувеличение реальной опасности заражения, так и на ее приуменьшение – в зависимости от интересов группы лиц, находящихся у власти, в конкретной ситуации. Вот, к примеру, Украина. Президент Виктор Ющенко официально объявляет об эпидемии, называет ужасающие цифры (около 185 000 заболевших, более сотни умерших), признает неспособность украинских властей эффективно противостоять эпидемии и обращается к соседним странам с просьбой о помощи. Объяснение простое: менее чем через три месяца на Украине состоятся президентские выборы, и эпидемия гриппа H1N1 вполне может оказаться тем джокером в руках действующего президента (чьи рейтинги весьма напоминают рейтинги Бориса Ельцина накануне выборов 1996 г.), который позволит либо утопить одного из основных соперников («не справляющуюся» с ситуацией премьер-министра Юлию Тимошенко), либо отложить проведение выборов и выиграть тем самым время.

В России, равно как и в ряде других постсоветских стран, например в Белоруссии, интересы находящихся у власти иные. Здесь для сохранения себя во власти требуется, наоборот, всячески приуменьшать размеры опасности, поддерживая впечатление мира и спокойствия. Цифры не режут глаз, люди если и болеют, то непонятно чем: простуда, насморк – мало ли что случается. Медицина ведь, как известно, не всесильна, помните о промысле Божием.

Более того, мнимое отсутствие эпидемии можно использовать для противопоставления ситуации «у нас» и «у них». Подобно тому как в начале глобального кризиса представители властвующей элиты позиционировали Россию как единственную «тихую гавань», сегодня ее рисуют островком относительного благополучия на фоне царящей повсюду «чумы».

Причем из-за того, что демократические институты создают стимулы для некоторого преувеличения размеров эпидемии (ввиду большей ценности человеческой жизни), получается, что эпидемией затронуты прежде всего либо страны с устойчивыми демократическими традициями, либо стремящиеся к их созданию. В общем, не умеют они держать эпидемию под контролем и обеспечивать тем самым уверенность в будущем. Так что нечего туда ездить – можно заразиться как вирусом, так и способностью делать поправки на «фактор власти» при оценке официальной информации. И то и другое может негативно сказаться на здоровье – как физическом, так и душевном. Так что, может, г-н Онищенко и был прав, стараясь запретить выезд школьников в Британию – этот оплот (в воображении российской властвующей элиты) и гриппа, и идеологических «инфекций».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more