Мнения
Бесплатный
Александр Пироженко
Статья опубликована в № 2492 от 24.11.2009 под заголовком: Правила игры: Цена как преступление

Новая уголовная статья для предпринимателей

Недостаточная определенность норм антимонопольного законодательства создает угрозу неоправданного лишения свободы менеджеров крупных компаний. С вступлением в силу новой редакции 178-й статьи Уголовного кодекса ответственность будут нести не только юрлица, но и лично их руководители (лишение свободы до шести лет). Столь серьезная ответственность должна предусматривать четкое понимание всеми сторонами состава правонарушения. Но пока нет четкого ответа на вопрос о том, за что, собственно, наказывать.

Опасными для общества антимонопольными нарушениями согласно 178-й статье считаются: согласованные действия и неоднократное установление монопольно высокой (низкой) цены, необоснованный отказ доминирующего субъекта от заключения договора и ограничение доступа компаний на рынок.

Понятие монопольно высокой цены является, пожалуй, наиболее спорным из этого перечня – как в экономической теории, так и в антимонопольном законодательстве. Ведь, по сути, право антимонопольного органа определять, что тот или иной уровень цен является правонарушением, означает право на государственное регулирование цен в экономике.

Что такое монопольно высокая цена с юридической точки зрения? Может быть, это цена, в которой заложена высокая норма прибыли или завышены затраты? Но по сравнению с чем? А может, просто размер прибыли высокий, потому что запланированы масштабные инвестиции? Или монопольная цена – это та цена, которая выше, чем на другом, сопоставимом рынке? А как быть, если цена на одном рынке выросла из-за ажиотажного спроса, которого на другом, сопоставимом, не наблюдалось?

Действующая редакция статьи о монопольно высокой цене не дает исчерпывающего ответа на все эти вопросы. Справедливости ради надо отметить, что и в зарубежном законодательстве не удалось обнаружить более или менее определенных формулировок этого понятия. Однако в других странах не существует и сколько-нибудь значимой практики его использования. Так, Еврокомиссия за все время своего существования с 1957 г. вынесла лишь шесть решений по монопольно высокой цене. Во всех случаях цена была эпизодом на фоне целого спектра нарушений, и доказательство ее монопольности строилось на основе множества факторов. На родине антимонопольного законодательства, в США, высокие цены, каким бы хозяйствующим субъектом они ни устанавливались, никогда не признавались правонарушением. Наоборот, там считают, что высокие цены служат верной приманкой для новых участников рынка, следовательно, являются фактором развития конкуренции.

Традиции прямого государственного регулирования цен в нашей стране довольно сильны, что порождает соответствующие ожидания в обществе и реакцию государства. По этой причине норма о монопольно высокой цене у нас применяется значительно более активно, чем во всех иных странах, вместе взятых.

Увеличение ответственности юрлиц до оборотного штрафа привело к резкому росту числа жалоб в антимонопольный орган о высоких ценах на те или иные товары с просьбой принять меры. Только за последние два года количество обращений в Федеральную антимонопольную службу по этой теме выросло почти в два раза. Можно прогнозировать, что введение уголовной ответственности добавит желающих использовать норму о монопольной цене как в своих корыстных целях (способ устранить конкурента), так и в «общественных интересах», чтобы «приструнить распоясавшихся монополистов».

К профессиональной чести сотрудников антимонопольных органов надо отметить, что они довольно осторожно подходят к такого рода инициативам и препятствуют втягиванию ФАС в прямое ценовое регулирование. Лишь по 7% заявлений о монопольно высоких ценах открываются расследования, а решения о признании факта нарушения выносятся в отношении 50% из них. Тем не менее количество таких дел все же весьма значимо, а выносимые решения не всегда однозначны.

В этом смысле открывается довольно опасная с точки зрения рыночной экономики дверь прямого государственного регулирования цен на отдельных рынках. Особенно учитывая, что регулирование может осуществляться без каких-либо заранее ясных и очевидных критериев. Это может нанести значимый вред и без того не слишком благоприятному предпринимательскому климату в стране. Также не стоит забывать, что последствия привлечения к уголовной ответственности в ситуации, когда заранее не ясно, какое ценовое поведение может быть признано нарушением, могут оказаться вполне трагичны для конкретных менеджеров крупных компаний.

Аналогичная ситуация складывается и с применением нормы о согласованных действиях. Круг недопустимого поведения хозяйствующих субъектов в законодательстве очерчен также недостаточно четко.

Во избежание необоснованного привлечения менеджеров к уголовной ответственности нужно в самое ближайшее время разъяснить нормы о монопольно высокой цене и согласованных действиях. Бизнес-сообщество и государство должны четко и одинаково понимать, какие действия являются недопустимыми. Для этого при Минэкономразвития создана рабочая группа с участием руководства ФАС, представителей предпринимательских объединений и ведущих экспертов. В соответствии с Программой по развитию конкуренции на начало следующего года запланирована подготовка очередной серии поправок в законодательство о защите конкуренции, в том числе по вопросам согласованных действий. До этого антимонопольным органам надо крайне взвешенно подходить к признанию нарушений, за которые предусмотрена уголовная ответственность.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать