Мнения
Бесплатный
Кирилл Дмитриев
Статья опубликована в № 2498 от 02.12.2009 под заголовком: Антикризисная политика: Инвестфонд Россия

Правительство России должно стать настоящим инвестфондом

В своей статье год назад я предположил, что модель «сильного государствa» позволит России мобилизовать ресурсы для выхода из кризиса, выйти из него, став сильнее и мудрее, и предложил пять антикризисных правил. Ключевыми были необходимость сфокусироваться на борьбе с безработицей и создании четкого антикризисного плана с фокусом на инфраструктурные проекты и поддержку ключевых отраслей.

Спустя год хочу обсудить идеи для ускорения выхода из кризиса. Не допустив массовой безработицы, российское государство может сосредоточиться на «промежуточной» стратегии, которая, по словам главы правительства Владимира Путина, рассчитана на то, что предстоящие три года «будут означать переход от острой фразы кризиса к новому этапу устойчивого развития и диверсификации отечественной экономики».

Следует признать, что модель «сильного государства» позволила российской власти выполнить тактические задачи по преодолению худшего сценария развития кризиса. Государство сумело стабилизировать финансовую систему и избежать тотальной безработицы – общая численность безработных, по данным Росстата, снизилась с мая 2009 г. с 6,5 млн до 5,8 млн человек. Став, по сути, единственным инвестором в экономику России в условиях кризиса, государство фактически превратилось в фонд прямых инвестиций, цель которого – обеспечить социальную защиту граждан и стать дефибриллятором для экономической системы, восстановив ее и запустив в правильном направлении.

Сравнение с фондом прямых инвестиций позволяет использовать накопленный опыт наиболее успешных инвестиционных фондов, способных показывать долгосрочный рост стоимости активов на 20–25% в год. А этот опыт свидетельствует, что экономический рост достигается не революционным изменением систем управления, призывы к которым модны нынче в прессе, а эволюционным подходом за счет правильного подбора инвестиционных проектов, продвижения качественных людей и их четкой мотивации на результат. Идеалистическим мечтателям о том, что демократизация приводит к улучшению государственного управления, достаточно взглянуть на посторанжевую демократизацию Украины, которая привела к росту коррупции в 3–5 раз, полному отсутствию управляемости и ответственности государства и недоверию к государству 96% населения.

Обширный опыт фондов прямых инвестиций свидетельствует, что успех действий Инвестиционного фонда Россия будет предопределен ответами на два вопроса: куда инвестировать с наибольшим эффектом для сохранения и создания рабочих мест на пути к инновационной экономике (отрасли, предприятия, проекты) и как правильно мотивировать людей в процессе принятия решений по доведению ресурсов до востребованных и результативных проектов?

Иными словами, в каких отраслях и как запустить инновационный конвейер, максимизируя результат и минимизируя потери государственных денег. Вот простые правила, позволяющие успешным фондам существенно снижать риск ошибок при выборе объекта инвестирования.

1. Фонды концентрируются на тех проектах, где у них есть уникальная экспертиза и конкурентное преимущество. Так же как Китай сфокусировался на дешевом производстве ширпотреба и репликации технологий, а Индия – на информационных технологиях. У России есть потенциальное преимущество в области информационных систем, ядерных технологий, космических и медицинских технологий, а также уникальная экспертиза в области энергетики. Не случайно эти отрасли вошли в список пяти стратегических областей, которые обозначил президент России. Теперь задача состоит в том, чтобы детализировать эти области до конкретных проектов и компаний.

2. Фонды любят инвестиции в инфраструктуру. Продавать лопаты золотоискателям часто более выгодно, чем пытаться угадать, кто из них окажется успешным. Наш фонд активно инвестирует в развитие доступного широкополосного интернета, и мы считаем, что развитие этого сектора очень важно как фундамент для развития многих других. Инвестиции в телекоммуникационную инфраструктуру, в системы спутниковой навигации позволят и государству создать устойчивый денежный поток и основу для множества других бизнесов.

3. Фонды снижают свои риски, фокусируясь на компаниях, которые резко снижают издержки у потребителей. Изобретение очередной нанотехнологии не гарантирует ее востребованности, тогда как и обычная технология, снижающая издержки на 30–40%, окажется востребованной.

4. Фонды инвестируют в проекты, которые зарабатывают деньги. Не все проекты государства должны иметь только затратную составляющую. Например, выделение земли и инфраструктурные инвестиции в $500 млн правительством Израиля в производство компьютерных чипов компанией «Интел» позволило уже через три года вернуть инвестиции за счет налогов с высокооплачиваемых специалистов и новых компаний.

Вторая важная группа вопросов связана с мотивацией. Инвестиционные фонды всегда уделяют большое внимание тому, как мотивировать людей в компании на достижение ощутимого результата и повышение капитализации. Сможет ли государство создать условия, при которых чиновнику среднего звена будет интересно поддерживать инновации, а не саботировать их, фокусироваться на результатах проектов, а не на их взяткоемкости? Ведь результаты государственной деятельности тоже можно измерять, включая такие параметры, как объем привлеченных инвестиций, количество созданных компаний и рабочих мест, рост оборотов компаний в индустрии. Кроме того, и государственные мотивационные системы можно делать более гибкими и ориентированными на конечный результат. Я осмелюсь предположить, что мотивация чиновника и управленца среднего звена – наиболее критическая задача, от решения которой зависит успех или неуспех перехода к инновационной модели экономики. Исходя из опыта фондов есть такие ответы на вопрос, как мотивировать людей.

1. Фонды убедились, что для мотивации ничего лучше не придумано, чем три известных еще, наверное, с библейских времен, способа: кнут, пряник и идеология. Отсутствие действенных стимулов (вкусного пряника) зачастую снижало эффективность советской системы, а отсутствие сильного кнута в виде надзора за инвестбанками и деривативами во многом привело к всемирному экономическому кризису. Мотивационная система работает, только если все три элемента активно используются. Упрощенная формула правильной мотивации может выглядеть так:

Идеология правильных решений * размер легальной компенсации в случае успеха (включая вероятность продвижения по службе) * размер возможной взятки * вероятность отсутствия наказания * коэффициент серьезности наказания.

Можно ли усилить влияние государства на параметры формулы? Призыв «Обновляйтесь, господа!» – активное влияние на мотивационную формулу общества. Имплементация антикризисного плана, инновационных приоритетов и активная дискуссия в обществе уже сумели обозначить в России контуры национальной идеи. Известный экономист Джеффри Сакс ввел понятие «заразного поведения» – тех поведенческих навыков, которые настолько распространились в обществе, что даже задумываться над их нарушением кажется странным. Время покажет, приведет ли «принуждение к инновациям» к повсеместному их внедрению.

2. Фонды научились снижать риски и повышать эффективность, соинвестируя с другими фондами. Создание правильных форматов частно-государственного партнерства позволит внести важные элементы контроля. Так, согласно исследованию компании McKinsey, привлечение частного партнера в проекты государства снижало издержки проектов в среднем на 20%, превышений первоначальной сметы – на 70%, несоблюдений сроков реализации – на 66%. Частные инвесторы не только предоставляют дополнительный капитал, но и создают критически необходимую мотивацию проекта, борясь за повышение капитализации проекта и снижение его стоимости.

Инвестиционный фонд Россия делает правильные шаги. Нельзя предаваться иллюзиям о спокойном будущем, при том что беспрецедентные стимуляционные меры других экономик потенциально надувают очередной предкризисный пузырь. Долгосрочная уверенность в выходе из кризиса появится при правильных ответах государства на оба важных вопроса: «Куда инвестировать?» и «Как мотивировать?». До того как станет возможным отпустить нефтяную трапецию, чтобы, повернувшись, ухватиться за инновационную, – такую новую трапецию надо создать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать