Мнения
Бесплатный
Майя Кучерская
Статья опубликована в № 2500 от 04.12.2009 под заголовком: Вечные ценности: В княжьем омуте

Пытаясь получить древнюю икону в новый храм, Церковь борется с государством

И все-таки история с Торопецкой иконой Божьей Матери получилась некрасивой. Решение о передаче ее из Русского музея в храм элитного подмосковного поселка Княжье Озеро на полугодовое хранение уже принято. Завтра освящение храма, и, говорят, освящать его будет патриарх Кирилл.

Цинизм происходящего обескураживает. Когда покойный патриарх Алексий просил перевезти из Третьяковки «Троицу» Рублева на престольный праздник в Троице-Сергиеву лавру, для которой икона писалась и в которой хранилась несколько столетий, в этом есть логика. Но какая логика в том, что Торопецкая икона перемещается вовсе не в Полоцк, куда она попала во времена Ивана Грозного, и не в Торопец, где находилась с XVII в., а в Княжье Озеро? Нет, здесь не логика. Здесь волнующий аромат больших денег, амбиции строителя Княжьего Озера Сергея Шмакова, крупного предпринимателя и мецената. Здесь сладость очередной победы в борьбе с «жадными» музейщиками.

Не сомневаюсь: прихожан храма Александра Невского эта победа порадует, но репутации церкви в глазах общества эта история сильно вредит. Она враз обессмысливает все то доброе и важное, что действительно делается сегодня в церкви, девальвирует ценность и совершаемого патриархом Кириллом – его проповедей, поездок, неустанных призывов заниматься молодежью. Потому что молодежь со свойственной ей бескомпромиссностью вправе спросить: а что, без иконы никак нельзя было этим князьям на озере? Если уж ее перенос доставляет кому-то такую боль? Если уж он раскалывает общество, тогда как церковь должна его объединять, неся в мир любовь?

Можно в сотый раз повторить: иконы у церкви отняли, значит, они должны быть возвращены. Но в сотый раз и ответить: пока иконы находятся в музеях, это не собственность музеев, а национальное достояние и их могут увидеть все. И пока не принят закон о реституции, национальное достояние не может быть передано во владение никакой общественной организации.

Впрочем, не в одном законе дело. Вообразим себе: завтра все собранные в музеях иконы раздали по храмам. Что произойдет? Погибнут не только многие иконы, которым не смогут обеспечить должного хранения, погибнет и наука по их изучению: зарплат ученых просто не хватит на разъезды по храмам России. Нужно ли доказывать, что от этого оскудеет и вера, потому что как ни парадоксально, но светская наука, искусство реставрации (открывшее нам ту же «Троицу»), научное исследование истории церкви и иконописи углубляет и расширяет нашу веру.

Это лишь на поверхностный взгляд церковь борется с музеем. Музей – государственная институция, так что церковь борется с государством. Сдавая свои музеи, государство сдается само. В итоге и государство, и церковь забывают, что существуют они ради человека, который в них живет. Государство, которое не видит человека, безнравственно. Церковь, которая не видит человека, не церковь вообще.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать