Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2508 от 16.12.2009 под заголовком: От редакции: Зона реформы

Тюрьма не исправляет

Директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) генерал-лейтенант Александр Реймер намерен окончательно отрешиться от сталинского наследия и создать современную пенитенциарную систему, где заключенный не ожесточается на окружающий мир, не теряет квалификации и социальных связей. «С остатками ГУЛАГа должно быть покончено», – заявил Реймер телеканалу «Вести».

Тюремная реформа и гуманизация содержания заключенных назрели. В силу особенностей отечественного правосудия пословица о суме и тюрьме приобрела конкретное звучание для миллионов россиян. По расчетам бывшего первого заместителя председателя Верховного суда РФ Владимира Радченко, за последние 20 лет через лагеря прошел каждый восьмой мужчина России. Первая статья Уголовно-исправительного кодекса гласит, что главная цель наказания – исправление осужденных и предупреждение новых преступлений. Однако ныне действующая модель приводит к противоположному результату. Нередко унизительные условия содержания, несоблюдение норм разделения заключенных по тяжести совершенных преступлений, скученность в камерах и бараках – все это способствует созданию особой жестокой организации сообщества заключенных. Вышедшие из тюрем не исправляются. Они, наоборот, несут в общество тюремную субкультуру с искаженными представлениями о границах допустимого.

48% опрошенных фондом «Общественное мнение» считают, что пребывание в российских лагерях и тюрьмах не может исправить человека, противоположной точки зрения придерживаются 28%. Точку зрения большинства подтверждает статистика. В 2008 г. ранее судимые составили 28,5% от общего числа осужденных, в первом полугодии 2009 г. – 30,5%, в отдельных регионах – Томской области и Пермском крае – показатель превысил 40%.

Об этом говорит и американский опыт. Ставшее популярным в 1990-е гг. массовое направление заключенных в исправительные лагеря (boot camps), где они находились в скученных условиях и выполняли тяжелые работы в обмен на сокращение срока, стало одной из причин роста общего числа заключенных (в 1996–2007 гг. с 1,6 млн до 2,4 млн человек). В России лагеря или зоны – пережиток советского режима. Намерение ФСИН отказаться от них соответствует современной европейской практике.

По планам реформы останутся исправительные учреждения двух типов. Совершившие преступления малой и средней тяжести будут отбывать срок в колониях-поселениях, осужденные за тяжкие деяния будут сидеть в тюрьмах. Несовершеннолетних заключенных станут содержать в специальных центрах. Пока не очень понятно, каких временных, финансовых и трудовых затрат потребует реформа. По данным ФСИН, за решеткой 1 ноября находилось 875 800 человек, из них 731 400 сидели в 755 колониях.

Важно понять, что условия содержания должны быть дифференцированы. Желательно, говорят эксперты, чтобы впервые оступившиеся люди содержались ближе к родным местам и могли работать или учиться вне колючей проволоки. Например, во Франции действуют 13 автономных центров и два участка, где отбывают наказание около 8000 (из общего числа 60 400) заключенных. Они только ночуют в пенитенциарном учреждении, а днем работают, учатся или проходят курс лечения и психологической реабилитации. В Польше в ходе реформы пенитенциарной системы 1990-х гг. смягчение режима наказаний и улучшение бытовых условий для впервые совершивших преступления привело к снижению числа рецидивов.

Нормальные бытовые условия и перспективы освобождения не сыграют своей роли, если надзиратели и оперативный персонал будут пользоваться прежними «воспитательными методами» – издеваться над заключенными, стравливать их между собой и шантажировать. И вряд ли реформа окажется успешной, если карательная машина будет работать прежними темпами, а следователи и судьи – руководствоваться лозунгом: «Некуда сажать – это не аргументация».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more