Кадровый резерв президента вызывает тоску

Формирование президентского кадрового резерва вызвало у многих из нас сдержанный оптимизм. Кремль, пусть и с определенными допусками, все-таки отказывался от принципа непрозрачного назначения на должности, при котором ключевым критерием была личная преданность или определенная степень знакомства с обитателями известного дачного кооператива в Ленинградской области.

Да и часть кандидатур вызывала уважение. Мы надеялись, что при дальнейшем рекрутинге в кадровый резерв туда не просто будут зачислять достойных представителей бюрократии и бизнеса, но и объяснят просвещенной публике и обывателям, какими критериями руководствовались кадровики, призывая тех или иных кандидатов.

Сказать, что "список 500" разочаровал, это значит не сказать ничего. Он вызывает тоску и горький смех.

Во главе списка поставили депутата от ЛДПР Сергея Абельцева, который прославился матерщиной в адрес правозащитников, предложением вместо вакцинации устроить объемный взрыв и т.д. Еще он безуспешно судился с Виктором Шендеровичем, пытаясь доказать, что он, Абельцев, не является животным йеху. Одна его кандидатура способна дискредитировать идею. Но Абельцев не единственный в ряду равных. Там значатся сын Жириновского Игорь Лебедев, депутат-единоросс Роберт Шлегель, автор поправок в закон о СМИ, которыми предлагалось закрывать газеты без санкции суда, много руководителей секретариатов.

Это не кадровый резерв, а какое-то смешение советского партхозактива и феодального местничества, передачи должностей по наследству, отмененного еще задолго до Петра первого

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать