Статья опубликована в № 2519 от 11.01.2010 под заголовком: Modernizatsya.ru: Где мы находимся

Правительство должно составить карту демодернизации

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Наступивший год проверит, насколько серьезна приверженность российской политической элиты модернизации экономики страны. Однако в дискуссии об экономической модернизации сознательно или неосознанно упускается важнейший элемент, без которого она вряд ли окажется успешной, а именно – трезвая и конкретная оценка ситуации, к настоящему времени сложившейся в российской промышленности.

Президент Дмитрий Медведев неоднократно давал понять, что важнейшие побудительные мотивы модернизации – это необходимость преодоления унизительной сырьевой направленности российского экспорта и отставания в технологической сфере. Между тем оба этих явления не существуют сами по себе. Сырьевой сектор в постсоветские годы не расширился, чтобы «задавить собой» остальную экономику: добыча нефти в 2009 г. была на 4,9% меньше, чем в 1990-м, а газа – на 10,3% меньше. Технологические разработки не прекратились, даже несмотря на массовый исход научных работников: их просто стало некому применять в условиях, когда деньги делались скорее из связей во «властной вертикали», чем благодаря реальным производственным прорывам.

Потребность в модернизации России сегодня обусловлена деградацией отечественной промышленности, которая в значительной мере пришлась даже не на проклинаемые 1990-е, а на прославляемые официальной пропагандой 2000-е гг. И масштабы этой потребности должны определяться масштабами соответствующей деградации – а они радикально различаются от отрасли к отрасли. В 1990 г. в РСФСР было выпущено цемента 83 млн т, а в РФ в относительно успешном 2008-м – 53,5 млн т; химических волокон и нитей – соответственно 673 000 и 123 000 т; грузовых автомобилей – 665 000 и 256 000 штук; тракторов – 213 600 и 17 800 штук; металлообрабатывающих станков – 74 200 и 4800 штук; фотоаппаратов – 1,86 млн и 2700 штук, гражданских самолетов – 124 и шесть штук. Ввод в действие новых производственных мощностей в энергетике в 2000-е гг. по сравнению с 1980-ми сократился в 3,8 раза, в промышленности – почти в 11 раз, новых автодорог с твердым покрытием – в 86 раз. В то же время ряд отраслей – информатика и связь, банковский бизнес, оптовая и розничная торговля – стали локомотивами роста, причем без государственного патронажа.

И что мы видим? Приоритетами модернизации объявлены не восстановление и развитие самых тяжело пострадавших за последние годы отраслей, а атомная энергетика, космические технологии и исследования и информационный сектор. Первые два направления в последние годы не демонстрируют в мире быстрого развития (так, доля трат на космические программы в суммарных расходах бюджета США и СССР/России упала с 4,4–3,9% в начале 1970-х гг. до 0,6–0,7% во второй половине 2000-х гг., а средний ежегодный ввод новых мощностей ядерных реакторов в мире в 2004–2008 гг. был в 6,2 раза ниже, чем в 1985–1990 гг.), тогда как третье в большинстве стран почти обходится без государственной поддержки. Это значит, что у отечественной элиты нет понимания того, какие отрасли могли бы стать движителями той модернизации, которая могла бы вывести страну на желаемый «современный уровень развития».

Для успеха модернизации к ней следует подходить не как к политико-пропагандистской, а как к сугубо экономической задаче. Исходным пунктом должно стать составление своего рода «карты демодернизации», которая четко выделила бы участки наибольших провалов последних лет и определила бы цену этих провалов для экономики. Нельзя выстраивать стратегию, не зная, где ты находишься. Далее нужно провести детальный анализ хозяйственной структуры и структуры экспорта как ведущих западных государств, так и новых индустриальных стран и определить, какой же тип экономики мы намерены строить. И только после этого может возникнуть понимание, какие отрасли должны стать приоритетными в российской экономике, с опорой на какие силы и ресурсы – государственные, частные или даже зарубежные – их следует развивать и чего в конечном счете можно добиться от такого развития. Путь вперед невозможен без анализа нынешней точки развития и сравнения с образцами, которые хотим достигнуть. Сегодня в заявлениях власти не видно ни того ни другого.

Список приоритетов модернизации был предъявлен нации как данность. Экспертному сообществу и всем, кто стремится придать российской модернизации рациональный характер, следует объединить силы для выработки более комплексной ее стратегии – на основе детальной и профессиональной оценки реалий современной российской экономики и более глубокого изучения мирового опыта. Мы понимаем: стратегия, нацеленная на всестороннюю, а не точечную модернизацию, вряд ли будет сегодня востребована – но это не значит, что на нее никогда не появится спрос.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more