Статья опубликована в № 2521 от 13.01.2010 под заголовком: От редакции: Опыты на людях

Тяжелое новогоднее испытание для российского бизнеса

С нового года вместо привычного единого социального налога (ЕСН) предприниматели начали отчислять страховые платежи. Переход на новый порядок для бизнеса тяжелое испытание: множество технических вопросов остаются неурегулированными, поэтому компаниям приходится в каждом конкретном случае решать их на свой страх и риск.

Административная нагрузка на компании выросла и сама по себе: замена единого налога на страховые выплаты привела к появлению двух новых контролеров помимо налоговой службы – Пенсионного фонда (ПФР) и Фонда социального страхования (ФСС). У них появились такие же права, как и у налоговиков, – например, беспрепятственный доступ на территорию или в помещение компании. Фонды теперь могут даже взыскивать задолженность по платежам во внесудебном порядке, хотя юристы говорят, что это противоречит решению Конституционного суда. Видимо, не за горами многочисленные судебные тяжбы.

А с 2011 г. вырастет и собственно налоговая нагрузка: размер выплат увеличится с 26% до 34% от зарплаты сотрудника, а для сотрудников сферы малого бизнеса – и вовсе с 14% до 34%. Не надо быть провидцем, чтобы предсказать способы снижения издержек на фонд оплаты труда. Организации, которые не могут себе позволить серые схемы (например, банки), скорее всего, уменьшат зарплаты. А малый бизнес и даже часть крупного вернется к зарплатам в конвертах – многие так и не успели полностью отказаться от зарплатных схем и не скрывают, что будут использовать их вновь.

Новый порядок страховых выплат ставит в тупик даже опытных юристов и бухгалтеров. Взять хотя бы ситуацию, когда компания не согласна с решением ПФР или ФСС и хочет обжаловать его в суде. Решение налоговой инспекции можно обжаловать в течение трех лет, а вот решение государственных органов – только в течение трех месяцев. Как быть? Закон не дает ответа на этот вопрос, как и чиновники, ответственные за его применение.

Задача усложняется тем, что ПФР или ФСС не вполне органы государственной власти. Формально это негосударственные органы, но обладающие полномочиями органов госвласти. Это обстоятельство порождает еще одну проблему. Если компания спорит в суде с госорганом, обжалуя его решение, то именно госорган должен доказывать свою правоту. По остальным же искам свою правоту должен доказать истец. Что делать в случае с ПФР?

Это лишь несколько примеров не решенных законодателями вопросов. На практике их гораздо больше.

Сами фонды тоже переживают большой стресс. Пенсионному фонду требуется 10 000 новых сотрудников, чтобы справиться с новой задачей, говорят его руководители. Между тем даже налоговая служба испытывает кадровый голод, несмотря на все предоставляемые ее сотрудникам привилегии. Да и просто набрать людей мало, нужно их обучить. По словам сотрудников налоговой службы, чтобы обучить нового инспектора грамотно проводить проверки, требуется минимум год.

Перевести необходимых людей из налоговой службы в Пенсионный фонд не получится: во-первых, формально это запрещает закон, а во-вторых, эти люди нужны самой налоговой службе – она еще три года обязана контролировать уплату ЕСН, а люди, курирующие соцналог, отвечают еще и за хлопотный в обслуживании подоходный налог.

Проблема дефицита Пенсионного фонда стоит очень остро: на днях замминистра финансов Сергей Шаталов заявил о том, что власти размышляют об увеличении пенсионного возраста. Желание чиновников пополнить внебюджетные фонды понятно. Но такая сложная реформа, как реформа социальных платежей, должна быть вначале основательно подготовлена. Иначе получаются опыты на людях, которые сейчас проводятся на всех российских работодателях.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать