Статья опубликована в № 2524 от 18.01.2010 под заголовком: Безопасность: Ядерная перезагрузка

Договор об СНВ нужен только российскому и американскому истеблишменту

Россия и США перенесли продолжение своих переговоров по новому договору об ограничении стратегических наступательных вооружений на этот год. Как долго продлятся переговоры и затянется ли ратификация документа в конгрессе США, неизвестно. Второй месяц мир живет без договора между двумя ядерными сверхдержавами, который ограничивал бы их ядерные аппетиты, и ничего катастрофического не происходит. Никто не опасается российско-американского военного конфликта. Не наблюдается паники по поводу возможной гонки ядерного вооружения. Не собирается по этому поводу СБ ООН, не приводятся в боевую готовность войска стран НАТО и т. д.

С одной стороны, это свидетельствует о том, что мир фундаментально изменился, его безопасность все в меньшей степени зависит от объемов ядерных потенциалов этих двух стран и от качества их двусторонних отношений. С другой стороны, глобальное безразличие свидетельствует о том, что данный договор не носит, как это было бы в условиях холодной войны, основополагающего характера для мировой системы и не является, как бы ни хотелось этого переговаривающимся сторонам, решающим фактором обеспечения глобальной безопасности. Это договор, продолжающий традиции и повестку дня холодной войны и не имеющий прямого отношения к современным реалиям.

Он нужен – по разным причинам – только российскому и американскому истеблишменту. США уже начали процесс перестройки глобальной системы безопасности с упором на неядерное высокоточное оружие, где ни у кого нет паритета с Америкой. Поэтому Вашингтон весьма заинтересован в новой системе контроля за существующим ядерным оружием и его сокращении, ибо хочет в перспективе оставить такое оружие на вторых ролях. В переговорах с Россией им отрабатываются принципы новой системы контроля, которые можно будет потом эффективно распространять на другие ядерные страны и регионы. Кроме того, это позволяет США дешево поддерживать свою ядерную энергетику за счет сокращения военного использования соответствующих материалов.

Для России нынешние переговоры не только дают возможность почувствовать себя впервые за долгие годы в чем-то равной Америке и вспомнить свое прошлое великой военной державы. Они имеют принципиальное значение, ибо Москва – в отличие от Вашингтона – вынуждена все больше и больше опираться на свой ядерный потенциал, так как он в значительной степени компенсирует ее нарастающее отставание в обычных вооружениях от целого ряда глобальных военных центров. Некий парадокс здесь заключается в том, что если этот договор по каким-то причинам подписать не удастся, то ситуация как в мире, так и в двусторонних отношениях США и России неизбежно ухудшится. Однако заключение договора никак не усилит международную безопасность и не приведет к прорыву в российско-американских отношениях. Кроме того, Россия и США останутся доминирующими военными ядерными державами, т. е. глобальный расклад ядерных сил договор тоже не изменит.

Однако продолжающиеся переговоры решают по крайней мере две задачи. Во-первых, они способствуют хотя бы минимальному восстановлению взаимного доверия, которое было полностью утрачено в предшествующие годы. Полностью восстановить его нынешний переговорный процесс, естественно, не способен, однако может инициировать такую тенденцию, ибо именно в военной сфере у России и США есть наиболее устойчивые традиции доверия. Во-вторых, затянувшиеся переговоры прикрывают собой тот факт, что двусторонние отношения являют собой сегодня пустоту, что неприятно признавать в условиях так разрекламированной политиками обеих стран перезагрузки. Отношения СССР и США всегда имели глобальную направленность, а не внутреннее содержание. Сегодня Вашингтон не имеет глобальной повестки с Россией, а двусторонние отношения без новой основы практически перестали существовать. Перезагружать там просто нечего. Однако это не очень видно за идущими переговорами.

Конечно, есть несколько пунктов повестки дня, в связи с которыми Россия важна для США. Во-первых, это Иран. Однако здесь перспективы отнюдь не радостные. Если Россия не согласится присоединиться к американским санкциям против Тегерана, то, очевидно, нанесет большой ущерб двусторонним отношениям. Если Вашингтон все же прислушается к мнению Москвы и пойдет на компромисс в вопросе жесткости иранских санкций, то Обама попадет под критический огонь внутри страны, а его оппоненты обвинят именно Москву в том, что ослабленные санкции не привели к успеху.

Есть еще Афганистан, где российская помощь имеет значение. Но Афганистан совсем не выглядит как грядущий успех. Партнерство по провалу, как правило, не способствует росту взаимных симпатий. Сотрудничество в более успешной операции США в Ираке, как известно, не сложилось с самого начала. Как не сложилось сотрудничество во всем регионе. Экономические отношения, которые можно было бы перезагрузить, ограничиваются лишь некоторыми аспектами энергетической безопасности и реальными шансами на партнерство в области мирного атома. Космос, где вроде есть поле для совместной с Россией работы, не является приоритетом нынешней администрации США. Для перезагрузки остается только политика на постсоветском пространстве. В Вашингтоне не скрывают, что нынешние интересы США там не являются ключевыми для них, не носят всеохватывающего характера и ограничены во времени. Договариваться о правилах игры там Москве лучше уже не с Вашингтоном, а с Пекином. Но пока идут переговоры с США о ядерных вооружениях, можно всего этого не замечать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать