Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2524 от 18.01.2010 под заголовком: От редакции: Сырьевой формат

В России не принимаются политические решения в пользу инновационной экономики

В публичных заявлениях политические лидеры говорят о создании условий для отечественного производителя и о переходе от сырьевой экономики к инновационной. Но на уровне политических решений условия для организации производства в России и для разработки новых технологий и продуктов не только не облегчаются, но ужесточаются.

В последнем квартале 2009 г. резко вырос импорт – на 20% по сравнению с III кварталом (по данным Центробанка). По подсчетам Центра развития Высшей школы экономики, при сохранении тенденции в 2010 г. импорт может вырасти почти на 30%.

Оценки аналитиков неоднозначны. Многие считают всплеск роста импорта разовым и сезонным (конец года, новые закупки). Есть здесь и эффект низкой базы: после резкого падения в начале года экспорт затем подрос, а импорт оставался лежать гораздо дольше. Но нельзя отрицать и зависимости от выросшей цены на нефть и укрепившегося рубля.

Средняя цена российской нефти Urals в IV квартале выросла до $73,9. Курс стабилизировался в районе 29–31 руб./$. Спекулятивный капитал опять пошел на российский фондовый рынок, который в итоге за год прибавил около 130% и продолжает расти в новом году. В целом это воссоздает основные элементы докризисной российской экономики – успешный экспорт сырья и зависимость от импорта во многих других отраслях.

С одной стороны, тенденция успокаивающая: высшие чиновники, подводя итоги года, основной упор делали на то, что удалось удержать ситуацию, преодолеть кризисные тенденции. На той же волне правительственная комиссия по повышению устойчивости развития российской экономики, она же антикризисная комиссия, в конце декабря была преобразована в комиссию по экономическому развитию и интеграции. Появились оптимистичные прогнозы роста экономики в 2010 г., ориентированные как раз на рост цены на нефть и укрепление курса рубля.

С другой стороны, восстановление экономики в прежнем сырьевом формате – это восстановление медленно стагнирующей экономики. При средней цене на нефть в вилке $70–80 за баррель российское правительство сможет сводить бюджет без дефицита, выполнять социальные обязательства и не трогать получателей ренты – мотива заниматься реформами у него не будет.

Президент Дмитрий Медведев совсем недавно в жесткой форме попросил не считать инновациями импортозамещение, как будто импортозамещение – успешный тренд последнего времени. Импорт, как мы видим, растет.

То же раздвоение касается и инноваций. Идея перехода от сырьевой экономики к инновационной официально закреплена в утвержденной правительством стратегии-2020. Премьер Путин также в теме – в прошлом году он угрожал предприятиям, отказывающимся от инноваций, жесткими мерами: техрегламентами, законодательными ограничениями в сфере энергосбережения, экологии, промышленной безопасности, запретами на устаревшие и расточительные технологии. Инновациям посвятил несколько выступлений президент Медведев.

Но условия для тех, кто должен создавать инновации, лишь ухудшаются. В этом году бизнес уже столкнулся с новой системной проблемой: переход на отчисление страховых платежей вместо единого социального налога увеличил административную нагрузку на компании и породил множество проблем, связанных с плохой подготовленностью реформы. С 2011 г. вырастет и налоговая нагрузка: размер выплат увеличится с 26% до 34% от зарплаты сотрудника, а для сотрудников сферы малого бизнеса и вовсе с 14% до 34%. Напомним, что эти меры наносят минимальный ущерб сырьевому бизнесу, а максимальный – бизнесу с высокой долей расходов на персонал, в частности компаниям, работающим в сфере высоких технологий.

Не способствует инновационному развитию и огосударствление экономики. Когда Медведев сетует на то, что расходы на НИОКР в «Роснефти» составляют 0,015 от выручки компании, сравнивает расходы на НИОКР в «Газпроме» и Shell (в 20 раз меньше), «Сургутнефтегазе» и ExxonMobil (в 10 раз меньше), он не упоминает о том, что кроме «Сургутнефтегаза» приведенные российские компании – государственные. Справедливости ради можно сказать, что у тех же «Газпрома», «Роснефти», «Сургутнефтегаза» множество «общественных поручений» от власти, не связанных с профильным бизнесом.

Огосударствление подрывает конкуренцию, а без конкуренции не бывает инноваций. Допустим, речь идет о мировой конкуренции в сфере военной промышленности. Конкуренция за получение контракта существует не в чистом виде, многие сделки – политические. Но дело не только в качестве продукции для внешних рынков – дело еще и в ее себестоимости, в способности производить аналоги для своей страны. Для государственного предприятия снижение издержек не является ни фактором конкуренции, ни фактором выживания.

А для частного – является. Российский частный бизнес, пытаясь организовать производство внутри страны, сталкивается с огромным количеством издержек, в том числе коррупционных. Создать и поддерживать производство внутри страны гораздо рискованнее, чем заниматься импортом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать