Статья опубликована в № 2532 от 28.01.2010 под заголовком: В поисках развития: Повестка на 2010 год

О.Вьюгин: Повестка для России на 2010 год

Прогремел кризис, разрушив прежнюю уверенность в долгосрочных перспективах поступательного и устойчивого развития страны. Оно и понятно. Сложилось так, что в мировую систему разделения труда наша страна встроилась как поставщик сырья и потребитель готовой импортной продукции с высокой долей добавленной стоимости. К тому же внутренняя и внешняя экспансия большинства отечественных отраслей и фирм строилась на массированном привлечении иностранного финансового капитала преимущественно для скупки активов, а не для привлечения современных технологий в обрабатывающую промышленность. В условиях финансового бума это приносило свои позитивные плоды: росли как на дрожжах доходы от увеличивающегося в цене экспорта, по экспоненте рос приток финансового капитала. Однако и тогда было ясно, что такая экономика способна только следовать в фарватере ведущих экономик, многократно чувствительней реагируя на негативные изменения мировой экономической конъюнктуры.

Когда грянул кризис, выяснилось, что используемое в качестве антикризисной меры стимулирование внутреннего потребления у нас не могло быть широко применено из-за угрозы роста импорта и разрушения устойчивости платежного баланса. Уход иностранного финансового капитала резко ограничил инвестиционные возможности промышленности. Именно по этой причине в период острого мирового финансового кризиса Россия стала рекордсменом по масштабам сокращения экономической активности.

Эти факты требуют провести инвентаризацию факторов роста и задуматься над новой повесткой на ближайшие годы. Отсутствие уверенности и долгосрочной внятной повестки экономического развития не только у правительства, но и в умах капитанов бизнеса сегодня главная причина проблем. Для инвесторов, включая многих отечественных, бизнес в России остается маргинальным объектом офшорного управления с краткосрочным прицелом получения отдачи от инвестиций. В чем причина такого положения?

Во-первых, перед бизнесом никогда не стояла задача поиска наиболее сильных моделей конкурентного развития. Ее никто не ставил, ни государство, ни владельцы производственных активов. Экономическая среда этому не способствовала, в том числе по причине монополизма рынков и высоких коррупционных издержек бизнеса. Мыслили в основном в категориях капитализации, для повышения которой существовало сто честных и столько же других способов, далеких от задач долгосрочной конкурентоспособности производства, имея при этом в качестве цели обналичивание капитала для акционеров.

Во-вторых, инициатива частного предпринимательства в нашей стране, особенно если говорить о долгосрочных ее горизонтах, остается существенно подорванной угрозой внеправового вмешательства контролирующих государственных органов. В-третьих, если говорить об эффективности государственного сектора, то стремление занять высокое положение в органах муниципальной и государственной власти часто оказывалось тесно увязанным с предпринимательским проектом ответственного лица. Такое положение вещей стало результатом потери какого-либо эффективного контроля над бюрократией. Тезис о необходимости восстановления роли государства и уважения к его институтам, провозглашенный на рубеже 2000-х, был верен, но реализован не в форме создания модели эффективного государственного управления, а в модели слабо контролируемой власти.

В-четвертых, обильная сырьевая рента позволила нам забыть о том, что в мире уважают нации, способные создавать «добавленные ценности», а не те, что почивают на лаврах эксплуатации природной ренты.

Сегодня ясно, что создание конкурентной экономики при таком отношении к делу вряд ли является задачей решаемой. Призывы к модернизации рискуют остаться в истории как эпизод, когда говорили об одном, а делали то, что и раньше. Чтобы этого не произошло, у власти и общества, как минимум, должны быть совпадающие интересы развития страны. Важнейший элемент такого согласия – работающий механизм обратной связи от общества к власти: не только общество и люди должны зависеть от власти, но и чиновники и политики должны держать ответ перед обществом. В демократическом государстве со всеми издержками такую роль исполняют независимые суды и СМИ, именно они создают высокий риск для тех, кто заходит слишком далеко в использовании власти для личного обогащения, и защищают законные интересы граждан в их спорах с органами власти.

Сложность решения первой задачи в том, что необходимо не допустить проникновения коррупции в судебную систему и СМИ. Реальный общественный контроль над государственными и конкуренция негосударственных СМИ могут служить этой цели. Что же касается судебной системы, то неподкупность судьи слагается из нескольких составляющих, среди которых удовлетворительный уровень компенсации является важным, но далеко не единственным. Исполнительная власть должна на практике проводить политику независимости судебной системы, уважать решения судов и законные решения судей, не вмешиваться в принятие решений и не диктовать их. Высшие судебные инстанции должны иметь больше прав по отстранению судей, запятнавших свою репутацию.

В экономической области мы имеем хорошие шансы конвертировать сырьевое богатство России в повышение технологического уровня и конкурентоспособности перерабатывающей промышленности.

Поддержание достигнутого уровня добычи нефти и газа требует масштабных инвестиций в разработку новых месторождений. Нетрудно просчитать, что если мы попытаемся делать это самостоятельно, то должны будем мобилизовать на эти цели чуть ли не весь потенциал национальных сбережений, лишив другие отрасли промышленности внутренних источников развития. С этой точки зрения выглядит правильным привлечь к решению этих задач внешние источники сбережений (инвестиций). В сложнейшей конкурентной борьбе за капитал для нашей страны самой оптимальной формой его привлечения в сырьевой сектор является поощрение прямых иностранных инвестиций в развитие добычи полезных ископаемых – при сохранении контроля над распределением ренты и регулировании долгосрочных объемов добычи со стороны государства через выдачу лицензий и налоги. Тем более что для развития большинства новых месторождений страна не обладает необходимым уровнем современных технологий, и в условиях непредсказуемости ценовой конъюнктуры и неопределенности результатов поиска альтернативных источников энергии в мире было бы правильным разделить риски масштабных инвестиций в добычу углеводородов с их потребителями. С организационной точки зрения механизмы привлечения в проекты такого масштаба хорошо известны – это совместные предприятия и другие виды партнерства с наиболее передовыми сырьевыми компаниями.

На стадии перераспределения рентные доходы от реализации нефти и газа необходимо в разумных пределах изымать у всех компаний этих отраслей без исключения и аккумулировать в двух резервных фондах. Первый предназначен для сглаживания воздействия глубоких колебаний сырьевых цен на состояние бюджетной системы страны. В настоящее время такой резервный фонд существует и успешно используется по назначению. Роль этого фонда быстро уменьшится в процессе снижения зависимости бюджета от доходов, генерируемых нефтяными и газовыми компаниями. Второй должен быть предназначен для поощрения частных инвестиций в отечественные, совместные или дочерние компании иностранных предприятий, создающих высокотехнологичные производства в перерабатывающей промышленности на территории нашей страны в соответствии с приоритетами, определенными правительством. Например, целевое предоставление налоговых преференций тем, кто инвестирует в высокотехнологичные производства. Сегодня это, пожалуй, единственный способ привлечь современные мировые технологии в отечественную перерабатывающую промышленность. Иных конкурентных преимуществ привлечения такого типа инвестиций среди развивающихся стран Россия не имеет.

Заимствование лучших технологий и затем создание собственных передовых технологий – это путь, который наиболее подходит для нашей экономики с ее качеством трудовых ресурсов и технологическим состоянием основных фондов. Альтернативы изменению вектора экономического развития на активное привлечение современных технологий в национальную экономику сегодня нет. За период трансформационного развития наша экономика не только слишком сильно отстала технологически от развитого мира, но и потеряла накопленный пласт интеллектуального капитала и промышленных компетенций, которые есть и развиваются в современном мире. Наша задача – найти эффективные пути восполнения этих потерь, причем в короткие сроки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать