Статья опубликована в № 2536 от 03.02.2010 под заголовком: От редакции: Шанс на выходе

Предприятия, а не люди

Правительства разных стран сейчас бьются над тем, в какой последовательности и с какой скоростью нужно отказываться от антикризисных мер. Ошибки чреваты тем, что едва наметившийся выход из рецессии может не состояться. Но и продолжать политику, которой сейчас придерживается большинство стран (наращивание бюджетного дефицита и стремительное накапливание госдолга), нельзя – иначе нас ждет волна суверенных дефолтов.

В России поиск стратегии сворачивания антикризисных мер объективно проще, чем в других странах. В большинстве экономик сейчас наблюдается сочетание экстремально низких процентных ставок (кое-где есть даже нулевые и отрицательные) и высокого бюджетного дефицита. Им приходится выбирать из двух зол: снижая бюджетный дефицит, они воссоздают проблему ликвидности в экономике, а повышая процентные ставки, удваивают эту проблему.

Поэтому те, кому по политическим соображениям труднее сокращать бюджетный дефицит, скорее идут на повышение процентных ставок. Страны, которые меньше зависимы от ограничений электорального цикла, готовы быстрее снижать бюджетный дефицит, но зато вынуждены поддерживать на низком уровне процентные ставки. А в России уникальная ситуация: дефицит бюджета сочетается с высокой ставкой рефинансирования, поэтому нам не нужно распутывать это противоречие. Что дает возможность быстро снизить бюджетный дефицит и продолжить снижение процентных ставок, при этом не создавая проблемы ликвидности для банковской системы.

Кстати, и дефицит бюджета оказался не таким большим, как планировалось: доходы бюджета в прошлом году превысили 7,3 трлн руб., существенно превзойдя прогноз (6,7 трлн). К тому же правительство потратило меньше, чем собиралось. В результате бюджетный дефицит оказался значительно ниже проектного (2,3 трлн руб. вместо 3,1 трлн руб., или меньше 6% ВВП против запланированных 8–9%).

Сворачивание стимулирующих мер в российском финансовом секторе уже вовсю идет. ЦБ с начала 2009 г. сократил объем кредитов банкам в 10 раз – с 4 трлн руб. до 400 млрд руб. Ужесточаются условия предоставления беззалоговых кредитов на фоне снижения ставки рефинансирования, обсуждаются и другие меры.

А вот программы по стимулированию реального сектора в России не только не сворачиваются, но активизируются.

В бюджете-2010 на новые антикризисные меры заложено 195 млрд руб., еще 233 млрд руб. отпущено на меры, утвержденные в 2009 г. Правительственные чиновники говорят, что в прошлом году это было «тушение пожара» и чрезвычайная терапия, а вот теперь мы реально будем стимулировать экономику.

К сожалению, набор мер повторяет ошибки «противопожарного» периода: они по-прежнему диктуются идеей поддержки неэффективных предприятий, а не поддержки людей и потребительского спроса. Хотя Всемирный банк на днях опять назвал главными препятствиями для выздоровления развивающихся экономик высокую безработицу и низкий спрос частного сектора.

Сравните: на меры по борьбе с безработицей в российском бюджете 2010 г. заложено 36,3 млрд руб. (в 2009 г. было 43,5 млрд), а на субсидирование предприятий в разных формах пойдет почти 392 млрд руб. Мер по поддержке спроса всего две: сертификаты на покупку новых автомобилей в обмен на старые (11,1 млрд руб.) и стимулирование жилищного строительства (на это пойдет до 102 млрд руб. из материнского капитала, рассчитывают власти). Условно к стимулированию спроса можно отнести госзакупки автомобилей (на 20 млрд руб.).

Похоже, правительство опять упускает уникальный шанс: в отсутствие макроэкономических сложностей (как в других странах) и дешевых заемных денег можно было бы стимулировать новую модель экономики – с более высокой конкуренцией и более адекватным сочетанием зарплат и производительности труда.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать