Статья опубликована в № 2540 от 09.02.2010 под заголовком: Наше «мы»: Лестница куда?

Выше президента только небо

Недавно мы в очередной раз задавали гражданам вопрос о том, какую роль играют сейчас в жизни России различные органы власти и общественные институты. Результаты пересчитаны в условные баллы. Получилась лестница, где на нижней, 18-й ступени – профсоюзы (1,91 балла), а на первой – президент (4,03 балла). Позиции «премьер-министр» в списке, предъявлявшемся респондентам, нет, поскольку список составлен давно, когда должность премьера в глазах публики не была значимой. Список не меняют, чтобы не терять возможность сравнения. Как сегодня соотносится авторитет главы правительства и главы государства, можно представить по другим результатам январского исследования. Они гласят, что одобряют деятельность Владимира Путина на премьерском посту 78%, а деятельность Дмитрия Медведева на президентском – 75%.

На 2-е и 3-е места вышли «правительство России» (3,7 балла) и «олигархи, банкиры, финансисты» (3,66). Как ни старались одних олигархов удалить от власти, другие все равно видятся народу стоящими за спинами тех, кто правит страной. Следующий из верхних этажей власти – администрация президента (3,6). Кабинеты на Старой площади при предыдущем президенте вернули себе роль ЦК. И КПСС для этого, как оказалось, вовсе не нужна. Кто ездит по стране, тот знает, что на всех уровнях управления эта, скажем так, распорядительная власть – администрация при первом лице – является куда более важным органом, чем те, что предусмотрены буквой Основного закона. В тот же период вознеслись вверх силовые институты, поддерживающие эту старо-новую форму правления. Здесь впереди, понятное дело, ФСБ (3,55), далее Вооруженные силы (3,46) и, конечно же, прокуратура (3,35). Примечательно, что в глазах публики ни милиции, ни суда рядом с ними нет. Милицию, МВД при Ельцине вскармливали в противовес армии и ГБ, которым он, говорят, не верил. Но эти времена для милиции прошли. Со своими 2,99 балла она видится людям где-то в самом низу – рядом с такими малоуважаемыми ныне субъектами, как политические партии (2,81) или, извините, интеллигенция (2,42). Совету Федерации, Государственной думе, суду и церкви наши респонденты, они же избиратели, истцы-ответчики и прихожане, отвели места с 10-го по 13-е. По мнению электората, суд и парламент уступают в своем весе и власти исполнительной, и власти распорядительной, уступают органам принуждения. Выше их стоят и губернаторы (3,28). Даже пресса – четвертая власть, у нас оказывающаяся 8-й (3,32), и то впереди.

Эти представления народа об устройстве власти сложились, как показывают наши предыдущие исследования, не сегодня. Пока они не меняются. Верно ли они отражают реальное устройство власти? Если верно, то говорит ли их неизменность об устойчивости этой конструкции власти? А если да, такое ли ее устройство нужно для провозглашенных целей модернизации? На эти вопросы исследование ответов не дает. Но у многих они уже есть.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать