Статья опубликована в № 2544 от 15.02.2010 под заголовком: От редакции: Выбор сделан

Менять «железо», а не институты

На прошлой неделе разыгралась драма выбора – почти никем не замеченная. Выбор, не до конца осознанный, делали представители российской политической и деловой элиты. Выбирали они между «инновациями» и «модернизацией». Точнее, между представлениями, закрепившимися в последнее время за двумя этими понятиями. Выбор сделан в пользу инноваций – что бы это ни значило.

В Томск, где проходило заседание президентской комиссии по модернизации, приехали многие. Там был Дмитрий Медведев, там много говорилось об инновациях. Представители крупного бизнеса должны были продемонстрировать, что идут в ногу со временем, и тем самым заработать необходимые репутационные очки в глазах президента. Политическая задача момента – записаться инноватором.

В Красноярск, где проходил экономический форум, посвященный модернизации как таковой, приехали немногие. Форум зарекомендовал себя как представительный и ориентированный на глубокую дискуссию. Кандидат в президенты Дмитрий Медведев в 2008 г. излагал здесь свою экономическую программу. Но на этот раз государство и бизнес были представлены скромнее. Не появился и помощник президента Аркадий Дворкович, перед форумом опубликовавший статью-призыв приехать в Красноярск «Модернизация: элита плюс общество» («Ведомости» от 21.01.2010). Правительство представлял первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Стране нужно обновление – как его ни называй. Но и власть, и деловая элита выбрали самое узкое понимание обновления: только «железо» и никакого обновления по существу. Это, конечно, вполне осознанный выбор. Невозможно представить, что власти и бизнес не понимают разницы между торговлей нанофильтрами и институциональными изменениями, ведущими к появлению подлинной конкуренции в экономике и политике. Но выбор сделан в пользу нанофильтров.

В Красноярске споры о технологической модернизации очень быстро привели участников к выводу, что экономическому обновлению должна предшествовать модернизация политических институтов и общества. Власти, как следует из выступления Шувалова, к этому не готовы. «Фактор социальной стабильности надо учитывать как реальный политический приоритет <...>

Нам нужна такая модернизация, которая не должна превышать пороги нормальных потерь. В противном случае это все будет означать для нас всех фактор высокой социальной нестабильности, которая новой волной все это дело завершит», – сказал Шувалов (цитаты по Reuters).

Модернизация противоречит одному из главных приоритетов правительства – социальной стабильности. В модернизации не заинтересован и крупный бизнес, которому важно сохранение ренты и существующего положения.

Исследования показывают, что на начальном этапе экономических реформ происходит неизбежное ухудшение экономической ситуации и только потом может наступить улучшение. Та же закономерность характерна и для политических реформ. Графическим отображением этой динамики служит J-кривая (см. статью «Демократизация не бесплатна» Ирины Бусыгиной и Михаила Филиппова – «Ведомости» от 10.02.2010), нижняя точка которой соответствует наибольшему уровню нестабильности.

Российские модернизаторы наверняка знакомы с этими исследованиями и, следует предположить, просчитывают те самые «пороги нормальных потерь». Если и так, эти расчеты нам недоступны.

Недоступны или неприемлемы они и для Шувалова. Еще одна цитата из его выступления на форуме: «Главное – нам не нужно потерять темпы и до 2020 г. продолжить такую жизнь, какую мы прожили за последние 15 лет. Вот что такое модернизация» ставит окончательный диагноз. Политическая модернизация, которая всегда несет трансформационные издержки, может повредить «модернизации», которая, оказывается, ведется последние 15 лет. Теперь мы знаем, как называется период последних 15 лет.

Эта логика становится яснее, если вспомнить термин «ранние победители» (его ввел Джоэл Хеллман для анализа процесса частичных реформ в посткоммунистических странах): это люди, выигравшие на первом этапе реформ и стремящиеся законсервировать свой успех. Их устраивает ситуация незавершенной трансформации, позволяющая извлекать различные «ренты» как из государства, так и из общества. Сохранять сложившуюся ситуацию им удобно, в том числе мотивируя отказ от дальнейших реформ опасностью реванша «проигравших» (т. е. опасностью политической нестабильности).

Этот аргумент применяется и для того, чтобы максимально изолировать от общества процесс принятия решений – естественно, что выгоду из такой изоляции извлекают те, кто к процессу приближен, – те самые «ранние победители»: симбиоз чиновничества и крупного бизнеса.

Шувалов был огорчен итогами онлайн-голосования на пленарном заседании форума: 70% собравшихся заявили, что не понимают, чего хочет власть, говоря о модернизации. Может быть, многие из телезрителей и не понимают, но представители элиты, похоже, сделали вполне осознанный выбор.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать