Статья опубликована в № 2577 от 05.04.2010 под заголовком: Бизнес и общество: Что взять с короля

Российскому бизнесу нужна хартия вольностей

Тема «преследование бизнеса» очень больная и, казалось бы, не имеющая решения. После обобщения историй и опыта российского бизнеса складывается ощущение, что в государстве сломалось все. Защитить частную собственность невозможно, суда нет, решения арбитражного суда ничего не значат для уголовного, системы обжалования действий чиновника не существует (все жалобы возвращаются тому же чиновнику, на которого жалуешься), существующие законы не соблюдаются ни чиновниками, ни судами, существует презумпция виновности. Передел собственности в пользу людей, приближенных к власти или ее использующих, происходит под прикрытием судебных решений с применением самых жестоких и средневековых методов – тюремного заключения.

Презумпция виновности не только бизнесмена, но и любого гражданина перед чиновником говорит о том, что чиновничество – это класс, сообщество, идеально защищенное. Они системно объединены и друг за друга стоят горой. В обиду не дают ни одного самого мелкого из своего класса, и вся система устроена таким образом, чтобы защищать и поддерживать друг друга повсеместно. Созданные этим классом законы могут нарушаться им же ради необходимости расширения той власти, которая приносит деньги.

Это не коррупция. Коррупция – это сбой в работе некоторых элементов системы. В нашей системе сбоев почти нет, сбоем для нее являются порядочные и честные люди, которые тут же отбраковываются, так как несут угрозу безопасности интересов правящего класса. Такая ситуация мне кажется безнадежной. Я мечтаю о возникновении предпринимателей как класса, интересы которого защищены так же надежно.

Чтобы понять, каким может быть будущее, хочется вернуться в прошлое. С 1199 г. Англией правил король Иоанн Безземельный. Баронам – вассалам короля не нравилось многое: продажи должностей, покровительство друзьям, вымогательство денег у подданных, отъем собственности. Они были против увеличения старых налогов и введения новых. Произвол во внутренней политике и неудачи во внешней (война с Францией) привели в 1215 г. к восстанию баронов. Прагматичные олигархи потребовали не свержения монарха, а исполнения определенного набора требований – прежде всего связанных с их имуществом, свободой их личности и свободой церкви. Документ был подписан королем и получил название Magna Carta Libertatum, или Великая хартия вольностей. В 39-й статье говорится, что «ни один свободный человек не может быть подвергнут аресту, заключению, лишен собственности, поставлен вне закона, выслан либо ущемлен каким-то иным образом, кроме как по законному определению равных или по закону страны» (эта статья через несколько сотен лет стала основой нормы habeas corpus, устанавливающей гарантии личной свободы). Или вот как описывается ограничение власти чиновников: «Ни констебль, ни другой какой-либо наш чиновник не должен брать ни у кого хлеб или другое имущество иначе, как немедленно же уплатив за него деньги или же получив от продавца добровольное согласие на отсрочку [уплаты]».

«Впредь никакой чиновник не должен привлекать кого-либо к ответу (на суде, с применением ордалий) лишь на основании своего собственного устного заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей».

О районных судах: «Мы будем назначать судей, констеблей, шерифов и бэйлифов лишь из тех, которые знают закон королевства и имеют желание его добросовестно исполнять».

О расследовании уголовных дел: «Ничего впредь не следует давать и брать за приказ о расследовании о жизни или членах, но он должен выдаваться даром, и в нем не должно быть отказа».

О реформе королевских законов: «Все дурные обычаи, существующие относительно заповедных королевских лесов и выделенных в них для охоты заповедных мест, а также должностных лиц, заведующих этими лесами и местами, шерифов и их слуг, рек и их охранителей, немедленно же должны быть подвергнуты расследованию в каждом графстве через посредство двенадцати присяжных рыцарей из того же графства, которые должны быть избраны честными людьми того же графства, и в течение сорока дней после того, как будет произведено расследование, должны быть ими совершенно уничтожены, чтобы больше никогда не возобновляться, так, однако, чтобы мы предварительно об этом были уведомлены или наш юстициарий, если мы не будем находиться в Англии».

Конечно, хартия создавалась в условиях феодального права. Конечно, бароны (олигархи по-нашему) заботились прежде всего о своих интересах. Конечно, прямые сравнения с нашим временем неуместны. Для нас важно, что документ послужил вдохновением для формирования законодательства нового времени – в частности, законов о собственности и личных правах граждан, которые формально есть и в российских кодексах. Но что-то все-таки сближает нас с тем временем: наш капитализм часто напоминает феодализм, только наши бароны, видимо, всем довольны. Во всяком случае сегодня, в 2010-м, они еще не готовы отстаивать свои права, как их английские предшественники ровно восемь веков назад. Дождемся ли?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать