Статья опубликована в № 2580 от 08.04.2010 под заголовком: Extra Jus: Крутизна уклона

Охотнее всего судьи оправдывают чиновников

Extra Jus (за пределами права) – новый цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Существование обвинительного уклона в российских уголовных судах давно уже ни для кого не секрет. Общеизвестная цифра: количество оправдательных приговоров в общем объеме вынесенных судами решений в 2008 г. составляло 0,68%. Судами в этот год было вынесено 925 166 обвинительных и 8448 оправдательных приговоров, их соотношение, таким образом, составило 110 к 1. Несколько больше дел, почти 2%, прекращены судами по реабилитирующим основаниям.

Однако подробности стоят внимания. Более чем две трети всех оправданий и прекращений дел по реабилитирующим обстоятельствам приходится на решения по делам частного обвинения. Это всего четыре статьи Уголовного кодекса: «оскорбление», «клевета» (ст. 129 и 130), а также «умышленное причинение легкого вреда здоровью» и «побои», но только в отсутствие отягчающих обстоятельств (ст. 115 ч. 1 и ст. 116 ч. 1). Это примерно 10% всех рассматриваемых уголовных дел, однако 68% оправданных и 76% тех, чьи дела были прекращены по реабилитирующим основаниям, приходится именно на эту группу. Конечно, статьи, описывающие в общем случае результаты банальной бытовой драки без драматических последствий или обмена нелицеприятными эпитетами, далеко не самые тяжелые из присутствующих в УК. Но важнее другое: эти четыре состава – единственные, по которым государство доверяет своим пострадавшим гражданам разбираться с обидчиком в суде самостоятельно. Во всех остальных случаях необходимо присутствие прокурора – государственного чиновника (прокуратура принадлежит к исполнительной, а не к судебной, как думают многие, власти), целью которого является наказание обвиняемого как таковое, на практике – вне зависимости от мнения и интересов потерпевшего. И к тому же являющегося в глазах судьи представителем интересов государства, слово которого априори значит больше, чем слово простого гражданина. Если исключить дела частного обвинения из статистики, окажется, что оправдательный приговор выносится лишь в двух случаях из 1000 и только 0,5% дел прекращается по реабилитирующим обстоятельствам. Во всех остальных делах суд так или иначе признает подсудимых виновными.

Как же судят судьи, когда авторитет прокуратуры не давит на них? Не то чтобы они оправдывали подсудимых направо и налево, но 4,6% оправданий означают, что у обвиняемого в суде есть шанс, что суд как минимум не штампует обвинительные приговоры, как в большинстве других случаев. 14% дел частного обвинения прекращаются по реабилитирующим обстоятельствам и 56% по нереабилитирующим – в данном случае за этой формулой почти всегда стоит примирение сторон (47% от общего числа дел). Другими словами, без прокурора, заинтересованного в обвинительном приговоре, практически в половине случаев судье удается закончить дело к общему удовлетворению: потерпевший признает вину, компенсирует ущерб, материальный или моральный, и пострадавший снимает претензии. Обвинительных же приговоров выносится 25,5%. Не слишком похоже на обвинительный уклон, не так ли?

Может быть, прокуратура так строга в отборе дел, которые оказываются представлены в суде ее сотрудниками? И само присутствие в процессе профессионального обвинителя гарантирует такую убедительность обвинения, что судье остается только утвердить приговор? Возможно, вполне возможно. Смущает только одно совпадение – вполне возможно, случайное. По всем частно-публичным и публичным составам УК, где большинство провинностей пострашнее оскорбления или фингала под глазом, к по-настоящему серьезному наказанию – тюремному сроку – судьи приговаривают 24,7% обвиняемых. Примерно столько же, сколько дел вообще заканчиваются приговором в частном обвинении, где авторитет прокуратуры не довлеет над предположительно независимым судом.

Есть, впрочем, несколько статей, по которым судьи охотно оправдывают обвиняемых, ничуть не смущаясь присутствием прокурора. Дел по ним в суды поступает немного, но перечисления они тем не менее стоят. Это ст. 141 «воспрепятствование осуществлению избирательных прав» (41% оправданий), ст. 216 ч. 3 «нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц» (25% оправданий), ст. 210 ч. 2 «участие в преступном сообществе» (20% оправданий), ст. 196 «преднамеренное банкротство» (17,5%), ст. 286 ч. 2 «превышение должностных полномочий лицом, занимающим государственную должность» (17%), ст. 285 ч. 3 «злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия» (16,6%). Кажется, комментарии излишни.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать