Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2587 от 19.04.2010 под заголовком: От редакции: Чья рука сильнее

Государство настолько надоело гражданам, что они учатся жить без него

Социологи в последние 15 лет фиксируют тягу россиян к сильной руке, патернализм, стремление возложить на государство ответственность за свой уровень жизни, увеличить роль государства в экономике и жизни общества. При том что граждане вполне осознают коррумпированность и неэффективность государства.

Данные очередного опроса ВЦИОМ отчасти подтверждают этот тренд: 72% выбирают «порядок, даже если для его достижения придется пойти на некоторые нарушения демократических принципов и ограничения личных свобод», 16% – «демократию, даже если последовательное соблюдение демократических принципов предоставляет определенную свободу разрушительным и криминальным элементам», 12% затруднились ответить (впрочем, по сравнению с 2000 г. доля сторонников порядка уменьшилась на три процентных пункта, а доля адептов демократии выросла на пять пунктов). Формулировки из этого опроса показательны. Исследования переходных экономик показывают, что на начальном этапе реформ происходит неизбежное ухудшение экономической ситуации и только потом может наступить улучшение. Та же закономерность характерна и для политических реформ. Эта динамика, предполагающая провал перед ростом, на графике похожа на английскую букву J (см. статью «Демократизация не бесплатна» Ирины Бусыгиной и Михаила Филиппова, «Ведомости» от 10.02.2010).

Недавние работы западных экономистов Филиппа Агиона, Пьера Кахука и Андрея Шлейфера и специалистов Российской экономической школы Ирины Денисовой, Екатерины Журавской и Маркуса Эллера исследуют зависимость патернализма от уровня доверия в обществе (см. статью «Ловушка недоверия» Сергея Гуриева и Олега Цывинского, «Ведомости» от 9.06.2009). На данных международных и российских опросов прослеживается логичная закономерность – чем ниже уровень межличностного доверия, тем сильнее желание ограничить другого (которому мы не доверяем) с помощью государства (пусть мы не доверяем и государству – зато оно условно одинаковое для всех). В итоге патернализм фиксируется в соответствующей политике и законодательстве, контроль государства усиливается, что вовсе не повышает уровень межличностного доверия. Если в такой системе наступает либерализация, она опять приводит к ухудшению социально-экономической ситуации и тоске по сильной руке.

Можно предположить, что граждане в таких обществах регулярно оказываются в нижней точке J-кривой, которая на деле превращается в синусоиду. То ли им не хватает терпения, то ли не хватает последовательности политической элите, у которой к тому же есть искушение зафиксировать выигрыш от первого этапа реформ («ранние победители») и поддержать ситуацию незавершенной трансформации, позволяющую извлекать различные ренты как из государства, так и из общества.

Низкий уровень межличностного доверия выгоден властвующей элите, так как снижает возможность контроля со стороны общества. Но низкий уровень доверия может оказаться и дном, оттолкнувшись от которого доверие начнет расти. Возможно, шанс для этого уже зафиксирован социологами. Государство настолько надоело гражданам, что они учатся жить без него. Исследования потребительского поведения год назад показывали, что среди россиян высок процент людей с индивидуальной антикризисной стратегией (35%, по данным Ipsos, и 45%, по данным ВЦИОМ), не надеющихся на государство. Недавний опрос «Левада-центра» показывает, что 62% живут, полагаясь только на себя и избегая вступать в контакт с властью. Это еще не говорит о росте доверия, однако дает возможность роста самоорганизации на нижнем уровне. Примеры организации совместных акций (причем необязательно протестных) мы видим в интернет-сообществах, социальных сетях. Еще одна недавняя работа Центра исследований гражданского общества Высшей школы экономики и ФОМ показала, что среди молодежи уровень социальной активности и взаимного доверия гораздо выше, чем у старших поколений. 50% юношей и девушек 14–17 лет в последние два-три года инициировали коллективные действия для решения собственных проблем. Среди 18–35-летних организаторами стали 40%, а среди пенсионеров – 20%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать