Мнения
Бесплатный
Андрей Колесников
Статья опубликована в № 2589 от 21.04.2010 под заголовком: Политэкономия: Сталинобесие

Молодые люди ничем не рискуют. И поэтому любят Сталина

Петербургский блогер Виктор Логинов, молодой человек в модных очках, на вид лет тридцати, едва ли больше, придумал украсить питерский троллейбус парадным портретом Сталина. Глупо, глупо было бы интеллигентски восклицать: «Это все равно что уснастить берлинский трамвай ликом Гитлера». Ведь согласно логике блогера, типичной для большинства российского народа, в пользу чего говорит социология (68% согласно исследованию «Левада-центра» 2008 г.), «в войне победил Сталин. Вместе с народом... Хотим сделать так, чтобы история была честной».

Не так давно один по-настоящему хороший историк говорил мне о том, что Сталин, будучи способом самоидентификации сегодняшней российской власти, тем не менее страшно далек от современной молодежи. А мне так мнится, что, напротив, близок. Потому что забыты ужасы, потому что твердят про эффективного менеджера, потому что не передается историческая память системой образования и семьей, потому что 65 лет Победы – и кругом одно гламурное сталинобесие, каковое даже во времена бархатной ресталинизации при Брежневе представить себе было невозможно.

Именно у молодежи, воспринимающей Сталина «с чистого листа», невозможны сомнения, не дававшие спать ночами бывшим сталинистам. Например, такие сомнения, которые терзали Александра Твардовского и Константина Симонова. Один ответил себе, сталинисту, обласканному режимом, поздней поэзией и «Новым миром», другой – прозой и «Глазами человека моего поколения».

Даже симоновские герои, допущенные к публикации в брежневское время, то и дело сомневаются. Не только в Сталине. Но и в том, как он готовился, да так и не подготовился к войне. Которую едва не проиграли благодаря ему как раз в 1941 г. (Не зря из-за дневников 1941 г. Симонов едва не перешел в разряд диссидентов во второй половине 1960-х.) В «Живых и мертвых»: «Друзья мои...» – повторяя слова Сталина, прошептал Синцов <...> Неужели же только такая трагедия, как война, могла вызвать к жизни эти слова и это чувство? Обидная и горькая мысль! Синцов сразу же отмахнулся от нее...» В «Солдатами не рождаются» устами Серпилина, кадрового командира, посаженного Сталиным, а затем возвращенного в армию: «У него сейчас было странное чувство, что тогда одновременно существовало <...> два соседних и разных времени. Одно ясное и понятное, с полетами через полюс, с революционной помощью Испании <...> и тут же рядом – только ступи шаг в сторону – другое время, страшное и с каждым днем все более и более необъяснимое».

Сталин и сам признал, что народ выиграл войну вопреки ему. В знаменитом тосте мая 1945-го, когда говорил о том, что народ должен был бы прогнать несостоятельное правительство, но не прогнал и взял все тяготы войны на себя. И в другом тосте, июньском, где назвал людей, которые спасли его, победив в Великой Отечественной, «винтиками».

Вскоре в ЦАГИ бесстрашные молодые люди устроили «флеш-моб» – прошли по коридорам института, скандируя: «Мы винтики, мы шпунтики». Они рисковали жизнью и ничего не боялись, потому что знали цену Сталину. Эти, сегодняшние, ничем не рискуют. И поэтому любят Сталина. Не зная ему цены.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать