Мнения
Бесплатный
Саймон Джонсон
Статья опубликована в № 2591 от 23.04.2010 под заголовком: Слишком большие банки: Слабость твердой руки

Главная проблема мировой экономики никуда не делась

Главная проблема мировой экономики никуда не делась: крупнейшие американские банки по-прежнему слишком велики, чтобы рухнуть. Это значит, попади они в серьезные неприятности, государство снова будет вынуждено идти им на помощь, ведь последствия краха представляются слишком ужасными

Существование этой проблемы признается не только чиновниками, но и самими банкирами. Воцарилось практически единодушное мнение, что преодоление этого вызова – главный политический приоритет. Даже могущественный глава огромного JPMorgan Chase Джеймс Даймон признает, что эпоха «слишком больших, чтобы рухнуть» банков должна закончиться. К сожалению, подход к этой проблеме, выбранный администрацией Обамы и поддержанный конгрессом, не сработает.

Сейчас в центре внимания билль о финансовой реформе сенатора Кристофера Додда. Он одобрен банковским комитетом сената и, по всей видимости, скоро будет вынесен на обсуждение в парламенте. Додд предлагает создать «твердую руку», т. е. государственное агентство, которое будет переводить под контроль государства и ликвидировать проблемные институты.

Сторонники этой идеи уверены, что в пользу такого предложения свидетельствует успех Федеральной корпорации страхования депозитов (FDIC), которая давно занимается ликвидацией мелких и средних банков в США с минимальными негативными последствиями и без потерь для вкладчиков. В этом контексте твердость руки означает, что менеджеры банков лишаются работы, акционеры остаются без гроша, а незастрахованные кредиторы рискуют понести убытки.

По существу, это разновидность банкротства, но с более высоким уровнем административного произвола (и защитой для вкладчиков), чем если действовать через суд. Идея применить подобный подход к крупным банкам и финансовым институтам, которые формально банками не являются (и у которых нет застрахованных депозитов), кажется привлекательной только на бумаге. На практике она сталкивается с непреодолимыми трудностями.

Давайте представим сам критический момент принятия решения – когда мегабанк (возьмем тот же JPMorgan Chase, на балансе которого около $2 трлн) оказывается на грани краха. Вы – человек, принимающий решение, т. е. министр финансов или соответствующий советник президента. С биллем сенатора Додда в руках вы входите в зал заседаний с твердой решимостью не спасать проблемный банк. Или, на худой конец, спасти, значительно ущемив интересы (т. е. заставив понести потери) незастрахованных кредиторов. Тут кто-то некстати напоминает вам, что JPMorgan Chase – огромный, сложный и глобальный финансовый институт.

Билль Додда дает американскому правительству право выносить решения только по американскому банку. В десятках других стран, где JPMorgan работает через подразделения, произойдет обыкновенное банкротство, хотя некоторые государства могут использовать собственные специальные меры.

Последствия этой комбинации нескоординированных ответов затронут множество стран, будут ужасны и ввергнут нас в хаос. То есть будет то же самое, что произошло после банкротства Lehman Brothers в сентябре 2008 г. или перехода двумя днями позднее AIG под госконтроль (в ходе которого кредиторы понесли убытки).

Существование в США «твердой руки» не помогает ограничить ущерб или снизить панику в тех случаях, когда крупный международный банк попадает в неприятности. Банкротство такого института может быть проведено более упорядоченно только международным регулятором. Но такого не существует. Нет и шансов, что он появится в обозримом будущем. Власти других стран G20 дают ясно понять: никто априори не согласится с особым подходом к неплатежеспособным международным банкам.

В тот момент, когда JPMorgan Chase или любой другой из шести крупнейших американских банков окажется на грани краха, выбор встанет точно такой же, как в сентябре 2008 г.: спасти банк или позволить ему рухнуть – и иметь дело с хаосом на рынках и, возможно, спровоцировать повторение Великой депрессии?

Что же решит президент? Он или она может клясться, даже публично, что кредиторы понесут убытки, но что перед лицом опасности посоветуете президенту вы, его советник? Вы и впрямь будете настаивать, что президенту нужно действовать невзирая ни на что, обрекая миллионы людей (их работу, их дома, их семьи) на финансовый крах? Или сдадите назад и найдете какой-нибудь оригинальный способ сохранить банк и защитить его кредиторов, прибегнув к помощи госбюджета, ФРС или какой-нибудь еще могущественной силы?

Скорее всего вы сдадитесь. В трудную минуту спасти мегабанк гораздо спокойнее, чем дать ему рухнуть. Конечно, рынки прекрасно это понимают. Так что они ссужают JPMorgan Chase и других гигантов куда более дешевыми деньгами, чем банки размером поменьше, которые действительно могут рухнуть. В итоге крупные банки становятся еще больше. А чем они крупнее, тем спокойнее кредиторы. Вы понимаете, чем все это снова закончится?

Билль сенатора Додда в его нынешнем виде не решит проблему слишком больших банков. Как видно из названия моей новой книги «13 банкиров: поглощения на Уолл-стрит и последующий финансовый крах», последствия в мировом масштабе будут очень серьезными.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать