Статья опубликована в № 2599 от 06.05.2010 под заголовком: Гражданское общество: Слишком поздно

В случае с Верой Трифоновой и пресса, и общество были в курсе происходящего

Вчера должны были похоронить Веру Трифонову, которая умирала в сизо «Матросская Тишина» в течение нескольких последних недель: у 53-летней обвиняемой в покушении на мошенничество была тяжелая форма диабета, отказала одна почка и скапливалась жидкость в легких. Она передвигалась на инвалидной коляске и почти ничего не видела, но суд несколько раз отказывался освободить ее из-под стражи под подписку о невыезде.

Полгода назад российская общественность была шокирована мучительной смертью в том же сизо юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, скончавшегося в результате длительного неоказания медицинской помощи. «Если бы мы знали!» – сетовали тогда правозащитники. Ну что ж, в случае с Верой Трифоновой мы знали. И пресса, и общество были в курсе происходящего, были доступны медицинские документы, но достучаться до совести следователя Пысина и судьи Макаровой все равно не получилось.

Официальная реакция властей, как и в случае с Магнитским, последовала только после того, как сообщения о смерти Трифоновой стали заголовками новостей. Президент традиционно поручил разобраться и наказать виновных. Вскоре официальный представитель СКП объявил, что против следователя Сергея Пысина, который вел дело Трифоновой, возбуждено уголовное дело по статье «халатность» с максимальным сроком наказания пять лет лишения свободы. Первый заместитель руководителя следственного управления СКП РФ по Московской области Александр Филиппов и руководитель отдела по расследованию дел коррупционной направленности Валерий Иварлак уволены из органов СКП «за непринятие мер по обеспечению прав обвиняемых», а главе следственного управления областного СКП Андрею Маркову объявлено о неполном служебном соответствии.

Правозащитники назвали реакцию СКП «нормальной и адекватной». Это неправда. Нормальной и адекватной такая реакция была бы месяц назад, когда подследственная была еще жива, а следователь и судья уже посягнули на Уголовный кодекс, не говоря о кодексе морали. Сегодня эта реакция запоздала. Хотя могло не быть вообще никакой.

Жесткие меры против ряда руководителей и исполнителей, причастных к делу Трифоновой, можно только приветствовать, но надо понимать, что это не приведет к гуманизации системы, как не привели к этому скандал и отставки в связи со смертью Магнитского. Коллеги бездушных следователей и судей скорее сочтут их наказание досадным невезением в слишком раскрученном СМИ деле, чем неотвратимой карой за бесчеловечность и наплевательство на закон.

Необходим комплексный пересмотр десятков (если не сотен) подобных дел, отстранение от работы и привлечение к уголовной ответственности наиболее одиозных следователей и судей. Судебная система должна получить сигнал: соблюдать закон, перестать расшаркиваться в сторону обвинения и начать видеть в обвиняемых людей с правами – тогда есть шанс, что она поменяется.

Но сколько человек еще должны заплатить мучительной смертью на тюремных нарах за то, чтобы это наконец произошло?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать