Статья опубликована в № 2607 от 19.05.2010 под заголовком: Политэкономия: Отечественное судоустроение

Два года назад Медеведв сделал свое главное программное заявление

Продолжение судебной реформы стало «политической валютой» Дмитрия Медведева: два года назад, 20 мая 2008 г., он собрал совещание, где обозначил один из своих приоритетов, который звучал как цитата из Ленина: «Основная цель – добиться независимости суда на деле».

Если бы эта цель была реализована, президентство Медведева «с точки зрения вечности» было бы окуплено и оправдано. Впрочем, он поставил еще две цели: уничтожение коррупции в стране, где она является формой существования белковых тел, и модернизацию, которая на поверку оказалась сугубо технологической, т. е. советского, «шарашкиного» образца.

Трудовая деятельность созданной президентом рабочей группы по вопросам совершенствования законодательства РФ о судебной системе оказалась тихой и малозаметной. Главными событиями стали второе заседание группы, случившееся более чем через год после первого, и некоторые законотворческие инициативы, касавшиеся дисциплинарной ответственности судей и права оспаривать решения первой судебной инстанции по существу, а не по формальным нюансам. Были еще некоторые осмысленные шаги по электронному правосудию, по обузданию налогового произвола, дискуссия о возможности введения прецедентного права и запрет на арест по экономическим уголовным статьям. «Эффективность» которого была протестирована смертью содержавшейся под стражей Веры Трифоновой. Санкцию на арест, стоит напомнить, у нас дают судьи.

А вот судебная контрреформа – против воли президента или в политической логике времени – гораздо более резонансно заявляла о себе. Сужение полномочий судов присяжных. Процедура назначения вместо избрания председателя Конституционного суда (КС). Скандал в самом КС с отставкой одного из судей, высказывавшего особые мнения. Смерть Магнитского, в которой виноваты не только следственные и исправительные органы. Суды, отличившиеся в деле попрания частной собственности в казусе с «Речником». Огромные суммы, присуждаемые России Европейским судом за нарушения прав человека в Чечне. И наконец, цирк на конной тяге, каковым стал второй процесс Ходорковского, укравшего в логике обвинения ту самую нефть, с которой он недоплатил налоги.

Наверху осознают, что проблема уже не в законодательстве и косметической штопке нормативных актов, а в их исполнении. Главное же – человеческий материал судов. Материально-техническое оснащение правосудия сильно опережает интеллектуальное, профессиональное и этическое развитие многих представителей судейского корпуса, у которых сохраняется прокурорско-милицейское сознание. Попытка почистить и укрупнить юридические вузы, сделать юридическое образование менее поточным – это признак осознания верхами главного измерения проблемы, человеческого.

Последний тест для Медведева, раз уж он два года назад взял на себя ответственность за судебную систему, – процесс Ходорковского. Суд у нас, конечно, независимый. Но его решения точно зависят от политической атмосферы в стране.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать